Из книги "Секретные протоколы, или Кто подделал пакт Молотова — Риббентропа"

Алексей Кунгуров

 

 

СТАЛИН

Главной фигурой в деле о «секретных протоколах» является не Молотов, не Риббентроп, и даже не Гитлер, а именно Сталин. Цель фальсификаторов состояла в том, чтобы обвинить его в агрессии против стран Восточной Европы и тем самым обосновать право прибалтов на независимость своих республик. Поэтому манипуляторам позарез нужны были именно сталинские «отпечатки пальцев» в этом деле.

Единственной уликой против советского вождя стала так называемая речь Сталина на Политбюро 19 августа 1939 г., в которой он якобы обрисовал тезисы своего плана по установлению коммунистического господства в Европе. А к «секретным протоколам» она привязывается тем, что в ней от имени Сталина формулируются тезисы будущего «секретного протокола», якобы подписанного Молотовым и Риббентропом. В журнале «Отечественная история» (№1, 2004 г.) вышла очень дельная статья Сергея Зиновьевича Случа «Речь Сталина, которой не было», где он досконально проанализировал историю этой мистификации. Любопытствующие могут обратиться к этой публикации по адресу http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/RUHIST/STANET1.НТМ Я же здесь привожу краткое изложение исследования Случа, дополнив своими комментариями.

Официальная версия утечки информации из Кремля весьма хлипкая. Впервые анонимный конспект сталинского выступления публикуется 28 ноября 1939 г. во французской прессе от имени влиятельного информационного агентства «Гавас». Источник получения информации не раскрывался. 30 ноября 1939 г. газета «Правда» под заголовком «О лживом сообщении агентства «Гавас» обнародует резкий отзыв в форме ответа Сталина на вопрос редактора газеты. 12 июля 1941 г. бывший женевский корреспондент «Гавас» [Агентство было закрыто немцами после разгрома Франции.]

Анри Рюффен, известный своими антикоммунистическими взглядами, вновь публикует «речь Сталина» в газете «Journal de Geneve». Из публикации Рюффена следовало, что именно он 27 ноября 1939 г. передал агентству «Гавас» полученный им от неназванного источника текст «речи Сталина». Причём, представленный им в 1941 г. вариант значительно отличался от первоначального текста. Подредактирован он был в свете изменения военно-политической ситуации в Европе, приобретя характер, явно желательный для германской пропаганды, обыгрывающей сюжет крестового похода цивилизованной Европы против азиатского большевизма.

Нацистская пропаганда мгновенно подхватила эстафетную палочку и кампания получила довольно широкий резонанс во всей Европе. В Германии замелькали газетные статьи под крупными заголовками: «Война в Европе должна подготовить почву для мировой революции. Сенсационные французские документы о двойной игре Сталина». В вишистской Франции в 1942 г. выходит книга профессора де ла Праделя «Щупальца марксизма. Возникновение, тактика и действия советской дипломатии. 1920 — 1940». В главе «Признание Сталина» опубликована очередная редакция текста Рюффена с его предисловием. В этот раз акценты еще сильнее были смещены в сторону гипотетической советизации Франции, якобы запланированной Сталиным еще в 1939 г.

В августе 1944 г. во французском журнале «La Revue universelle» Рюффен вновь публикует статью «План Сталина (ноябрь 1939 г.)», где «речь на Политбюро», приводится в варианте почти идентичном тому, что содержится в книге де Ла Праделя. После войны «речь Сталина» периодически фигурировала в пропагандистских сочинениях, принадлежащих перу антикоммунистических авторов, однако вопрос ее происхождения всякий раз обходился стороной. Упомянул ее мельком и Черчилль в своей «Истории Второй мировой войны», но от комментариев воздержался.

Вот текст скандально знаменитой «речи Сталина на Политбюро», распространенной агентством «Гавас», приводимый Случем в указанной журнальной публикации. Жирным шрифтом выделены дополнения, появившиеся в дальнейших французских публикациях военного времени. В скобках указана дата внесения редакции.

«Агентство Гавас получило из Москвы (через Женеву) от источника, который оно рассматривает как достойный абсолютного доверия, следующие сведения о заседании Политбюро, проведенного по инициативе Сталина 19 августа в 10 часов вечера, вскоре после которого СССР подписал известное политическое соглашение с рейхом: вечером 19 августа члены Политбюро были срочно созваны на секретное заседание, на котором присутствовали также видные лидеры Коминтерна, но только те, кто входил в русскую секцию. Никто из зарубежных коммунистов, даже Димитров — генеральный секретарь Коминтерна, не был приглашен на это заседание, цель которого, не обозначенная в повестке дня, состояла в том, чтобы заслушать доклад Сталина».

«Мир или война.

Этот вопрос вступил в критическую фазу. Его решение целиком и полностью зависит от позиции, которую займет Советский Союз.

Мы совершенно убеждены, что, если мы заключим договор о союзе с Францией и Великобританией, Германия будет вынуждена отказаться от Польши и искать modus vivendi [Modus vivendi {лат.). 1. Временное соглашение по какому-нибудь международному вопросу, заключенное сторонами в расчете на его окончательное урегулирование в последующем. 2. Фактическое состояние отношений, признаваемое заинтересованными сторонами.] с западными державами. Таким образом, войны удастся избежать, и тогда последующее развитие событий примет опасный для нас характер.

С другой стороны, если мы примем известное вам предложение Германии о заключении с ней пакта о ненападении, она, несомненно, нападет на Польшу, и тогда вступление Англии и Франции в эту войну станет неизбежным. В результате Западная Европа подвергнется глубокому разрушению (1941).

При таких обстоятельствах у нас будут хорошие шансы остаться в стороне от конфликта, и мы сможем, находясь в выгодном положении, выжидать, когда наступит наша очередь. Именно этого требуют наши интересы. Диктатура коммунистической партии возможна лишь в результате большой войны… (1941). Мы знаем, что эта деятельность требует больших средств, но мы должны пойти на эти жертвы без колебаний и поручить французским товарищам поставить в числе первоочередных задач подкуп полиции (1942).

Итак, наш выбор ясен: мы должны принять немецкое предложение, а английской и французской делегациям ответить вежливым отказом и отправить их домой.

Нетрудно предвидеть выгоду, которую мы извлечем, действуя подобным образом. Для нас очевидно, что Польша будет разгромлена прежде, чем Англия и Франция смогут прийти ей на помощь. В этом случае Германия передаст нам часть Польши вплоть до подступов Варшавы, включая украинскую Галицию.

Германия предоставит нам полную свободу действий в трех прибалтийских странах. Она не будет препятствовать возвращению России Бессарабии. Она будет готова уступить нам в качестве зоны влияния Румынию, Болгарию и Венгрию. Остаётся открытым вопрос о Югославии, решение которого зависит от позиции, которую займет Италия. Если Италия останется на стороне Германии, тогда последняя потребует, чтобы Югославия входила в зону ее влияния, ведь именно через Югославию она получит доступ к Адриатическому морю. Но если Италия не пойдет вместе с Германией, то тогда она за счет Италии получит выход к Адриатическому морю, и в этом случае Югославия перейдет в нашу сферу влияния. Всё это в том случае, если Германия выйдет победительницей из войны. Однако мы должны предвидеть последствия как поражения, так и победы Германии. Рассмотрим вариант, связанный с поражением Германии.

В случае поражения Германии — сказал он, — неизбежно последует ее советизация и создание коммунистического правительства (1941). У Англии и Франции будет достаточно сил, чтобы оккупировать Берлин и уничтожить Германию, которой мы вряд ли сможем оказать эффективную помощь. Поэтому наша цель заключается в том, чтобы Германия как можно дольше смогла вести войну, чтобы уставшие и крайне изнуренные Англия и Франция были не в состоянии разгромить Германию.

Отсюда наша позиция: оставаясь нейтральными, мы помогаем Германии экономически, обеспечивая ее сырьем и продовольствием; однако, само собой разумеется, что наша помощь, не должна переходить определенных границ, чтобы не нанести ущерба нашей экономике и не ослабить мощь нашей армии.

В то же время мы должны вести активную коммунистическую пропаганду, особенно в странах англо-французского блока и, прежде всего, во Франции. Мы должны быть готовы к тому, что в этой стране наша (так в тексте. — С.С.) партия во время войны будет вынуждена прекратить легальную деятельность и перейти к нелегальной. Мы знаем, что подобная деятельность требует больших средств, но мы должны без колебаний пойти на эти жертвы. Мы знаем, что эта деятельность требует больших средств, но мы должны пойти на эти жертвы без колебаний и поручить французским товарищам поставить в числе первоочередных задач подкуп полиции (1942).

Если эта подготовительная работа будет тщательно проведена, тогда безопасность Германии будет обеспечена, и она сможет способствовать советизации Франции. Но для этого необходимо, чтобы война продолжалась как можно дольше, и именно в этом направлении должны быть задействованы все наши средства (1941).

Рассмотрим теперь вторую гипотезу, связанную с победой Германии. Некоторые считают, что такая возможность представляла бы для нас наибольшую опасность. В этом утверждении есть доля правды, но было бы ошибкой полагать, что эта опасность настолько близка и велика, как некоторые себе это воображают.

Если Германия победит, она выйдет из войны слишком истощенной, чтобы воевать с нами в ближайшие десять лет. Ее основной заботой будет наблюдение за побежденными Англией и Францией, чтобы воспрепятствовать их подъему С другой стороны, Германия-победительница будет обладать огромными колониями; их эксплуатация и приспособление к немецким порядкам также займут Германию в течение нескольких десятилетий. Очевидно, что Германия будет слишком занята другим, чтобы повернуть против нас.

Если мы окажемся достаточно ловкими, чтобы извлечь выгоду из развития событий, мы сможем прийти на помощь коммунистической Франции и превратить ее в нашего союзника, равно как и все народы, попавшие под опеку Германии (1941). Но нужно быть готовым и к другому: в побежденной Франции неизбежно произойдет коммунистическая революция. Если мы будем достаточно ловкими, чтобы извлечь выгоду из этого обстоятельства, мы сможем прийти на помощь коммунистической Франции и превратить ее в нашего союзника. Нашими союзниками станут также все те народы, которые оказались под опекой Германии-победительницы, и перед нами, таким образом, откроется широкое поле деятельности (1942).

Товарищи, — сказал в заключение Сталин, — я изложил вам свои соображения. Повторяю, что в ваших (так в тексте. — СС) интересах, чтобы война разразилась между рейхом и англо-французским блоком. Для нас очень важно, чтобы эта война длилась как можно дольше, чтобы обе стороны истощили свои силы. Именно по этим причинам мы должны принять предложенный Германией пакт и способствовать тому, чтобы война, если таковая будет объявлена, продлилась как можно дольше. В то же время мы должны усилить экономическую работу в воюющих государствах, чтобы быть хорошо подготовленными к тому моменту когда война завершится».

Доклад Сталина, выслушанный с благоговейным вниманием, не вызвал никакой дискуссии. Было задано только два малозначительных вопроса, на которые Сталин ответил. Его предложение о согласии на заключение пакта о ненападении с рейхом было принято единогласно. Затем Политбюро приняло решение поручить председателю Коминтерна Мануильскому совместно с секретарем Димитровым под личным руководством Сталина разработать надлежащие инструкции для коммунистической партии за рубежом».

С позиции сегодняшнего дня разоблачить эту инсинуацию будет не столь уж сложно. Итак, Сталин приглашает на «секретное заседание» членов Политбюро и «русских лидеров» Коминтерна. Список последних Случ приводит в сноске: членами «русской секции» в Коминтерне были сам Сталин, Жданов, Мануильский, кандидат — Лозовский (заместитель наркоминдел Молотова). Димитров, руководитель Коминтерна, не приглашен. При этом «Политбюро приняло решение поручить «председателю Коминтерна» Мануильскому совместно с секретарем Димитровым [Димитров являлся Генеральным секретарем Коминтерна, а Мануильский — секретарем. В тексте Рюффена слишком грубые ошибки.] под личным руководством Сталина разработать надлежащие инструкции для коммунистической партии за рубежом».

Бред полнейший. Это в нацистской Германии был провозглашен «фюрерпринцип». Воля фюрера рейха — высший закон для подданных. СССР же являлся государством очень бюрократичным. Субординационные формальности соблюдались неукоснительно. Так вот, Политбюро ВКП(б) не могло поручить Мануильскому и Димитрову разработать инструкции под личным руководством Сталина, потому что формально ВКП(б) числилась лишь секцией Коммунистического интернационала, то есть была структурным подразделением международного объединения. Так было на всех партбилетах написано.

Соответственно, если Сталин и принял решение поручить исполкому Коминтерна осуществить какую-либо работу, то это ни при каких обстоятельствах не могло быть оформлено, как поручение Политбюро. Надо было вызвать Димитрова, обсудить с ним вопрос, тот бы собрал пленум исполкома и продавил бы нужное решение. Наконец, как можно давать поручение Димитрову, которого даже не пригласили заслушать доклад Сталина? Он что, должен был догадываться, в каком русле ориентировать европейские компартии? Судя по дальнейшим событиям, Димитров действовал прямо противоположно этой сталинской ориентировке.

Такое понятие как «секретное заседание Политбюро в расширенном составе» — это что-то из области детективной беллетристики. Если Сталин хотел обсудить какой-то вопрос приватно, то для этого было достаточно собрать нужных людей на своей даче или пригласить в свой кабинет через личного секретаря. Разумеется, никто не протоколировал такие встречи. На официальное мероприятие участники приглашаются через канцелярию, а если мелкие клерки оргбюро ЦК будут знать, что вечером состоится «секретное заседание», то оно будет уже не очень секретным. Опять же, на этом гипотетическом заседании Политбюро ведется протокол — очередное нарушение секретности. Принятые решения официально доводятся до сведения исполнителей через секретариат ЦК — вся секретность летит к черту. Единственный способ соблюсти конспирацию — провести встречу в узком кругу и в неформальной обстановке.

Вообще-то в 1939 г. было зафиксировано всего два заседания Политбюро — 29 января и 17 декабря. Остальные решения Политбюро вырабатывались Оргбюро или Секретариатом ЦК на основе индивидуального опроса членов Политбюро по различным вопросам. Следовательно, официальных заседаний, да еще «секретных» и в расширенном составе, 19 августа 1939 г. не происходило. В архивах не найдено ни одного свидетельства в пользу версии Рюффена. Известно множество совместных постановлений Политбюро ЦК ВКП(б) и Совета народных комиссаров, но это проистекало из специфики исполнительной власти СССР, поскольку партийная верхушка занимала правительственные посты. Но никогда СНК не выполнял решения партии! Распоряжения правительства в 1939 г. подписывал только Молотов — формально подчиненный Сталина по партийной линии. Молотов же подчинялся официальному главе государства — Калинину, занимавшему пост председателя Президиума Верховного Совета СССР — советского парламента. Сталин был неформальным лидером страны и постов в исполнительной власти до 6 мая 1941 г. не занимал, его власть базировалась на личном авторитете и авторитете возглавляемой им партии. Опять же, формально в ВКП(б) соблюдался принцип коллегиального руководства и генеральный секретарь не имел никаких преимущественных прав относительно других членов ЦК. В любом случае генсек Сталин не мог давать поручения руководству Коминтерна, ибо в этой иерархии Димитров был выше его по должности.

Во вступительной части своего выступления Сталин делает удивительно точный прогноз относительно быстрого разгрома Польши, который 19 августа не мог сделать никто. Мощь польской армии переоценили все — и Сталин, и Гитлер, и западные союзники. А уж сами поляки пели песни о том, как будут полоскать копыта своих коней в Рейне. Что касается западных союзников, то дело было не в том, смогут ли они прийти на помощь Польше, а в том, захотят ли они это сделать. Но Сталин не мог знать планов Лондона и Парижа, он мог лишь предполагать, что Польшу они предадут так же, как в свое время Чехословакию. Наконец, он не мог пафосно заявлять, что вопрос войны или мира находится в руках Советского Союза. Как раз, наоборот, в предвоенный период внешнеполитический вес СССР был очень мал, что советский вождь, как опытный политик, всегда учитывал, и даже в официальных речах подчеркивал, что возможности СССР в международных делах довольно ограниченны.

Выражение «таким образом, войны удастся избежать, и тогда последующее развитие событий примет опасный для нас характер» абсурдно. Внутреннее положение СССР было наиболее стабильным за все предшествующие годы. Соответственно, угроза могла исходить только извне. В чем опасность мирной жизни для страны? Это только обанкротившиеся диктатуры стремятся поднять свой авторитет путем «маленькой победоносной войны».

В детали переговоров с Германией был посвящен лишь очень узкий круг ближайших соратников Сталина:

Молотов (глава правительства, нарком иностранных дел);

Микоян (заместитель главы правительства, нарком внешней торговли СССР, нарком снабжения, нарком пищевой промышленности);

Каганович (заместитель главы правительства, нарком путей сообщения, нарком тяжелой промышленности, нарком топливной промышленности);

Ворошилов (нарком обороны).

Как видим, в курсе дел были лишь высшие государственные функционеры, чья деятельность непосредственно касалась предмета советско-германских отношений (не будем забывать, что фундаментом Договора о ненападении являлся подписанный 19 августа 1939 г. торговый договор между Германией и СССР, имеющий колоссальное значение для нужд тяжелой, то бишь военной, промышленности). Таким образом, Сталин не мог в широком кругу членов Политбюро и представителей Коминтерна разглагольствовать об «известном вам предложении Германии», поскольку об этих предложениях никто посторонний не знал и не мог знать.

Венгрия, Болгария, и особенно Румыния — это страны, где влияние Германии было преобладающим. Никогда не шло речи о передаче этих стран в сферу влияния СССР даже в гипотетическом ключе. Румыния была стратегическим экономическим партнером Германии, обеспечивая большую часть поставок нефти. Рассуждения Сталина о балканских делах и германо-итальянских отношениях носят абсолютно оторванный от реальности характер. 22 мая 1939 г. был заключен Стальной пакт — военно-политический союз между Германией и Италией, образовавший ось Берлин — Рим. Поэтому оснований для сомнений в том, что Италия последует за Германией, у Сталина в августе 1939 г. не должно было быть.

Сталин не мог сказать в августе 1939 г., что «у Англии и Франции будет достаточно сил, чтобы оккупировать Берлин и уничтожить Германию, которой мы вряд ли сможем оказать эффективную помощь». Соотношение сухопутных сил летом 1939 г. было примерно следующим: у Англии и Франции 25+32=57 дивизий (часть из них в колониях). У Германии 51 дивизия (причем, более мощных, чем у западных союзников). У ее ближайшего союзника Италии — 67 дивизий, у Японии [Япония была связана союзным договором с Германией, а потому могла нанести удар по английским силам в Юго-Восточной Азии и серьезно угрожать Индии, что действительно имело место в дальнейшем.] — 41 дивизия. Венгрия в феврале 1939 г. присоединилась к Антикоминтерновскому пакту, то есть фактически к Германии, имея порядка 10 дивизий. А Советский Союз содержал аж 126 дивизий [Справедливости ради надо заметить, что в большинстве своем это были «скелеты» дивизий трехтысячного состава, но в процессе мобилизации гораздо проще нарастить на них «мясо», нежели создавать дивизии с нуля, не располагая командными кадрами.], и мне трудно понять, почему это не позволяло ему эффективно помочь Германии. Сочинитель «речи Сталина» Рюффен вряд ли мог знать этот расклад, но советскому вождю он был известен, и потому тот не мог пороть такую ахинею. В этой статистике можно не учитывать 30 дивизий у Польши, поскольку они, дескать, будут уничтожены «прежде, чем Англия и Франция смогут прийти ей на помощь».

За весь предвоенный период никогда не поднимался вопрос о советской экономической помощи Германии. Речь велась исключительно о торговле, причем условия сделок были чрезвычайно выгодны СССР и весьма обременительны для Германии, но Берлин вынужден был идти на определенные жертвы, оплачивая политические уступки со стороны Советского Союза. Поэтому Сталин и в качестве шутки не мог сказать, что мы будем «экономически помогать Германии».

Даже беглый анализ указывает на то, что «речь Сталина» — довольно примитивная фальшивка, рассчитанная разве что на интеллект среднего западного обывателя. К тому же как содержание «секретного доклада» Сталина могло просочиться за границу? Рюффен свои показания по этому вопросу менял довольно резво. В книге де ла Праделя он сообщает, что ему каким-то неведомым образом представилась возможность войти в контакт с мифическим высокопоставленным лицом, чья информированность не вызывала сомнений. Это лицо и предоставило все необходимые сведения, которые Рюффен записал как можно точнее. Через два года Рюффен утверждал, что он не проявлял инициативы, а находился 27 ноября 1939 г. в женевском бюро агентства «Гавас», когда неожиданно появился посетитель, доверивший ему некий документ. После тщательного анализа Рюффен пришел к выводу о том, что это достоверное изложение «речи Сталина» и в тот же вечер передал текст в Париж.

После войны историю с «речью Сталина» расследовал немецкий историк Э. Йеккель. Он списался с Рюффеном, однако тот, подтвердив факт передачи документа агентству «Гавас», не ответил на письмо историка, с конкретными вопросами об обстоятельствах этого акта. Никак не прокомментировал он и расхождения между первоначальным текстом и его дальнейшими редакциями.

Из версии Рюффена можно сделать вывод, что среди членов Политбюро, присутствующих на «секретном заседании», был предатель, устроивший утечку информации. Если бы описываемое событие 19 августа действительно имело место, то скандальная публикация во французской прессе дала повод для серьезного расследования. Оставить неразоблаченного иуду в своем ближайшем окружении Сталин не мог. Поскольку никаких мероприятий по поиску источника утечки информации предпринято не было (по крайней мере, об этом ничего не известно), можно смело заключить, что Рюффен высосал «речь Сталина» из пальца или кто-то иной осуществил через него «слив» дезинформации.

В 1958 г. Йеккель опубликовал результаты своего исследования, в котором пришел к выводу, что «так называемую речь Сталина [следует] исключить из использования в научной литературе, если и не как доказуемо фальшивую, то, во всяком случае, как в высшей степени сомнительную». Этой точки зрения придерживалось научное сообщество на Западе даже во времена холодной войны. Реанимирована фальшивка была в 1985 г. стараниями небезызвестного перебежчика Владимир Резуна (литературный псевдоним Виктор Суворов). Он опубликовал в журнале британского Института оборонных исследований статью, в которой выдвигал впоследствие широко распропагандированную идею о том, что Сталин летом 1941 г. планировал напасть на Германию. Возможно, эта публикация и не была бы замечена, если бы широкую рекламу новоявленному писателю-фантасту не организовала влиятельная западногерманская газета «Frankfurter Allgemeine Zeitung» (выпуск от 20 августа 1986 г., стр. 25). Эта публикация спровоцировала спор о превентивной войне, не затухший по сей день. В 1989 г. вышла «библия» резунистов — бредово-фантастическая книжка «Ледокол», в которой автор доказывает, что Сталин целенаправленно стремился к развязыванию общеевропейской бойни с целью всемирного распространения коммунизма, для чего он привел к власти Гитлера и заключил с ним пакт, открывший шлюзы войны.

Одним из столпов резунистской мифологии является так называемая «речь Сталина на Политбюро 19 августа», а сама эта дата сакрализуется как день, когда было «принято бесповоротное решение осуществить… план «освобождения Европы», означавшее не что иное, как «точную дату начала Второй мировой войны и время вступления СССР в нее» [Суворов В. Ледокол http://lib.ru/WSUWOROW].

Тема получила развитие в очередной поделке Резуна — сочинении «День М». В середине 1990-х своего коллегу по идеологической борьбе поддержала «историк» Бушуева, якобы нашедшая доказательство проведения заседания Политбюро в неких «секретных трофейных фондах Особого архива СССР» [Новый мир, 1994, №12.]. В журнале была опубликована компиляция различных вариантов «речи Сталина» со значительными смысловыми изменениями. После фальшивая «речь Сталина» в различных вариация начала свое триумфальное шествие по «научным» изданиям и статьям в СМИ. В 1995 г. «речь Сталина» стала темой специального доклада психически неуравновешенного «историка» Дорошенко, который договорился до того, что Сталин, дескать, передал документ «как для исполнения руководству ФКП, так и агентству «Гавас» для разгрома ФКП французским правительством, что вполне в духе Сталина» [Дорошенко В. Л. Сталинская провокация Второй мировой войны. 1939— 1945. 1 сентября — 9 мая. // Пятидесятилетие разгрома фашистской Германии в контексте начала Второй мировой войны. Материалы научного семинара.].

Бред Дорошенко был перепечатан в сборнике Российского государственного гуманитарного университета, который возглавлял Юрий Афанасьев — заместитель Яковлева по депутатской комиссии, «доказавшей» существование «секретных протоколов» Молотова — Риббентропа. В этой точке два мутных пропагандистских ручья сливаются в вонючий идеологический поток. Достоверность «речи Сталина» якобы доказана источниковедческим анализом Дорошенко, а сама «речь» ныне приводится как неоспоримое, хоть и косвенное доказательство существования «секретных протоколов». Из «доказанности» существования сговора по разделу Европы, в свою очередь, следует, что подлинность «речи Сталина» подтверждается, по мнению Афанасьева, многими важнейшими фактами и событиями предвоенных лет.

ДЕПУТАТЫ

II Съезд народных депутатов СССР хоть и со скрипом, но все же принял постановление, осуждающее подписание «секретных протоколов» к договору о ненападении, несмотря на то, что депутаты не только не видели оригиналов протоколов, но даже копии американского происхождения им не показали (видимо, чтоб не возникало ненужных вопросов). Но как могли 2500 депутатов попасться на такую примитивную наживку? — спросит читатель. Дело в том, что обмануть тысячу человек в сто раз легче, нежели одного. Объясню это на таком примере. Допустим, вы являетесь руководителем и должны принять важное решение. В этом случае придется обратиться к достоверной информации, серьезно взвесить все доводы за и против, просчитать различные варианты последствий вашего решения. Ведь руководитель несёт персональную ответственность за свои действия.

А Съезд депутатов — это не коллективный руководитель, а просто толпа. Толпа никогда не несет и не может нести ответственности за принятые решения, ибо любое коллективное решение является обезличенным. Кто вообще принимает решение в толпе? Никто, в этом-то и все дело! Находящийся в толпе человек утрачивает собственное Я, подпадая под подавляющее воздействие коллективного бессознательного. Индивид в толпе полностью теряет способность мыслить рационально. Эту парадигму массовой психологии обосновал еще Гюстав Лебон более 100 лет назад. Но если отдельный человек в толпе утрачивает способность рассуждать, то кто же вырабатывает решения, которые одобряет толпа? Эту функцию выполняет манипулятор, который внушает толпе нужную ему установку.

Мне часто приходилось наблюдать, как толпа провожала выступающего аплодисментами и криками «Правильно говоришь!», после чего на трибуну входил новый оратор, который говорил абсолютно противоположное по смыслу, но и его те же самые люди поддерживали столь же энергично и искренне. Тот, кто завладел вниманием толпы — тот и есть манипулятор. Искусство убеждения массы — есть техника манипуляции. В манипуляции не существует разделения понятий правды и лжи. Есть лишь понятие эффекта. Признанный мастер манипуляции массовым сознанием доктор Йозеф Геббельс, кажется, так и говорил: «Нам не нужна правда, нам нужен эффект!» Коллективное мнение толпы есть абсолютная истина, составляющие массу индивиды никогда не позволят себе усомниться в том, что общее мнение может быть ошибочным. Съезд народных депутатов был единственным центральным органом власти в СССР, которым можно было манипулировать, потому что только он являлся по своей структуре толпой. Ниже мы разберём конкретные механизмы манипуляции, которые яковлевцы использовали для оболванивания депутатской массы.

Правительство — коллегиальный орган власти, но сказать, что это толпа, нельзя. В правительстве в отличие от парламента существует разделение функций и разделение ответственности. Представим себе, что вопрос о «секретных протоколах» вынесен на правительственный уровень. Ведь не будет председатель Совета министров создавать комиссию из министра сельского хозяйства и министра здравоохранения для поиска документов в архивах. Он распределит функции: поручит министру иностранных дел подготовить доклад о советско-германском договоре 1939 г. и представить все необходимые документы. Председателю КГБ даст задание исследовать вопрос о происхождении непонятных копий, тиражируемых прибалтийскими сепаратистами. Министр юстиции силами своего ведомства проведет юридическую экспертизу документов. На министра внутренних дел в случае необходимости будет возложена обязанность осуществить криминалистическую экспертизу документов, якобы доказывающих существование протоколов (вполне может статься, что анализ чернил и бумаги покажет, что их изготовили полгода назад). После того как правительство заслушает выводы этих специалистов, несущих полную ответственность за свою работу, оно вполне может принять взвешенное решение. Если же выяснится, что оригиналы скандальных протоколов нигде не обнаружены и даже отсутствуют какие-либо явные свидетельства их существования, то правительство не станет утруждать себя рассмотрением этого вопроса — как можно обсуждать то, что не существует?

Съезд народных депутатов исследовательскую работу провести не в состоянии. Но самое главное, что депутаты не несут ни административно-правовой, ни даже моральной ответственности за глупое решение. Какой спрос с дураков-то? Да, подавляющее большинство людей считают, что стать депутатом можно только обладая большим умом — мол, как же иначе пробиться наверх? Но здесь важно учитывать сущность системы управления. При диктатурах парламенты играют роль сугубо декоративную: рейхстаг при Гитлере разогнан не был, но депутаты лишь послушно голосовали за любую инициативу фюрера. Верховный Совет в СССР, хоть формально он и обладал верховной властью, а его председатель являлся номинальным главой государства, реальной власти не имел. Декоративность высшего органа власти требовала главным образом соблюдения внешнего антуража — депутатами могли быть исключительно героические летчики, стахановцы, передовые доярки и шахтеры, знаменитые спортсмены, известные писатели, великие ученые и т.д. Большое внимание уделялось тому, чтобы в депутатском корпусе СССР были пропорционально представлены все национальности (о, бедные советские евреи, неужели они могли рассчитывать лишь на 2% мест?), все социальные и профессиональные группы.

Именно по этой причине публичный выборный процесс в Советском Союзе проходил в два этапа. Этап первый — торжественное и единогласное выдвижение кандидатов трудовыми коллективами, творческими союзами, воинскими частями и т.д. и формирование нерушимого блока беспартийных и коммунистов. Второй этап — проведение всенародного плебисцита о доверии к этому блоку. Альтернативные выборы западного типа были глубоко чужды нашей культуре, ибо сама постановка вопроса: кого выбрать в Верховный Совет — героя освоения Севера или героя Халхин-Гола? — воспринималась как абсурдная. Герой, где бы он ни проявил себя, заслуживает неоспоримое право олицетворять собой великую страну именно своим подвигом, трудовым достижением, и это право не может быть поставлено в зависимость от количества бюллетеней с галочкой, опущенных в урну. Введение в процесс по формированию законодательного органа СССР соревновательной компоненты просто не имело смысла.

Понятное дело, что всякий либераст станет с пеной у рта вопить, что такая система выборов недемократична, то есть не отражает воли народа. С этим можно поспорить. Волю нашего народа такая процедура формирования Верховного Совета очень хорошо отражала. Поэтому трудно найти среди депутатов ВС СССР проституток, коллаборационистов, бандитов, изменников, алкашей и гомосеков. Требовался ли народным представителям в данном случае большой ум и политическая мудрость? Конечно, нет. Их функция была не в выработке политического курса страны, а в его легитимации. Поэтому депутатские голосования были единогласными, переходящими в бурные и продолжительные овации. Депутату-доярке и депутату-шахтеру не требовалось знание юридической казуистики и умения выгодно торговать своим мандатом во время важных голосований. Их роль была в том, чтобы символизировать единство партии и народа, преданность идеалам, дружбу народов, и т.д.

При так называемой буржуазной демократии западного типа парламент играет важную роль в деле манипуляции общественным мнением. Поэтому и сама система выборов построена на манипуляции, а не плебисците. Почему демократия названа буржуазной? Потому что механизм избрания конкретного депутата (партии) регулируется с помощью денег. Таким образом, истинные избиратели — это те, кто финансирует избирательную компанию, конкурируя или заключая альянс с другими инвесторами.

В этой системе мозг будущему парламентарию не очень-то и нужен. Надо иметь лишь привлекательный внешний образ (харизму) и способность к демагогии. Современные технологии воздействия на электорат достигли такого совершенства, что даже это уже не обязательно, проводить выборы можно без непосредственного контакта кандидата с электоратом. То есть избиратель голосует не за конкретного человека, а за совершенно виртуальный образ, созданный политтехнологами. Поэтому когда пиарщики говорят: «Дайте мне шимпанзе, 10 миллионов долларов — и она будет депутатом», то в этом есть лишь доля шутки. Интеллект Джорджа Буша-младшего недалеко оторвался от уровня шимпанзе, однако он дважды избирался президентом США.

В политической системе западного типа интеллект парламентария не играет принципиальной роли. Его главная задача — отработать средства, вложенные инвестором в его (его партии) избирательную компанию и добиться продления контракта. На первое место при отборе потенциальных кандидатов выходят их моральные качества. Ценятся такие как отсутствие совести, моральная «гибкость», умение убедительно лгать, цинизм и, разумеется, корыстность. Даже если депутат парламента будет полным тупицей — не беда: компетентные помощники напишут ему речь и дадут шпаргалку, как надо голосовать.

В современной РФ формально существует, вроде бы, режим буржуазной демократии, но деньги решающей роли в процессе выборов не играют. На самом деле внутренний механизм сложившейся при Путине политической системы совершенно иного рода — это демократия административная. То есть вместо буржуазии единственным реальным избирателем становится бюрократия. Очень часто для обозначения такой системы используется термин «управляемая демократия», но он принципиально неверен. Любая демократия управляема внешними модераторами. Неуправляемая демократия — это охлократия или анархия. Административная модель демократии в отличие от буржуазной стремится минимизировать конкуренцию входе выборного процесса. В большинстве случаев альтернативность только имитируется, как например, в случае президентских «выборов» Медведева, которому оппонировал никому ранее не известный гражданин Богданов, исполняющий поручение по олицетворению своей персоной право-демократических сил.

Политический процесс в русле административной демократии стремится максимально избежать конкуренции (поэтому выборы по одномандатным округам были в РФ упразднены) и публичности, что отличает эту конструкцию и от демократии советского плебисцитарного типа, и от западной буржуазной, конкурентной по характеру и манипулятивной по типу. Решения вырабатываются на основе компромисса между господствующими теневыми кланами (центрами силы, как их деликатно именует пресса) и реализуются через утверждение парламентом спущенных сверху законов и нормативных документов. Зачем депутату нынешней Госдумы РФ иметь ум, честь и совесть? Честь и совесть им абсолютно противопоказаны, да и ум ни к чему. Законотворческой деятельностью депутаты не занимаются, а так называемая парламентская оппозиция в принципе не способна влиять на принятие законов. Более того, умный, трезвомыслящий депутат несет в себе потенциальную опасность, ибо в силу каких-то субъективных причин способен проявить собственную волю и воспрепятствовать принятию какого-то решения, усмотрев в этом угрозу своим интересам. Таким образом, отбор осуществляется по следующему принципу: наверх пробиваются лишь аморальные и безмозглые людишки. Чем ничтожнее эти личности, тем эффективнее они дрессируются и управляются со стороны «центров силы».

Начало сегодняшней парламентской системы РФ положено 1 декабря 1988 г., когда внеочередная 12-я сессия Верховного Совета СССР 11-го созыва приняла два закона: «06 изменениях и дополнениях Конституции (Основного закона) СССР» и «Закон о выборах народных депутатов СССР». В соответствии с первым законом вновь создаваемый Съезд народных депутатов правомочен был решать любой вопрос, отнесенный к ведению СССР. Перестроечная парламентская система СССР представляла собой гибридную модель. Первые и последние в истории Союза всенародные парламентские выборы происходили на альтернативной основе. Появились 1500 мажоритарных территориальных и национально-территориальных округов, где кандидаты конкурировали друг с другом за симпатии избирателей. В этой борьбе зачастую побеждали демагоги и телезвезды (недаром в составе депутатского корпуса оказалось очень много популярных журналистов).

С другой стороны — треть нардепов (750 человек) получила мандаты по квотам, предоставленным КПСС, ВЛКСМ, профсоюзам, а также общественным организациям, научным и творческим союзам (свою квоту имело даже общество филателистов), то есть выборы проходили внутри этих организаций и административный ресурс играл здесь решающую роль. По квоте от общественных организаций на 750 мандатов претендовал всего 871 кандидат, то есть выборы в большинстве случаев прошли в привычной плебисцитарной манере (по мажоритарным округам в среднем на один мандат претендовало 1.9 кандидата, то есть и в этом случае особого ажиотажа не наблюдалось). Выборы по квоте общественников прошли тихо и спокойно. Исключением стала лишь компания по избранию депутатом от Академии наук Дмитрия Сахарова — видного активиста движения по развалу СССР. По результатам выборов, прошедших весной 1989 г. доля коммунистов среди народных депутатов достигла 87% против 71,5% в составе предыдущего созыва, несмотря на разгул гласности и вакханалию демократизации. Это красноречиво свидетельствует о том, что процесс выборов прошел под плотным контролем властей, но этот контроль носил уже неявный, манипулятивный характер, свойственный западным демократиям.

Весь этот балаган с политической реформой, по которой Съезд народных депутатов расширил свои полномочия, был затеян с одной практической целью: Горбачеву нужно было спешно получить независимость от партии и сменить амплуа высшего партийного администратора на общенационального лидера. 13 марта 1990 г. Съезд избрал генерального секретаря ЦК КПСС президентом СССР, легитимировав его как главу исполнительной власти страны. В это время истинные качества Горбачева как политика и администратора уже проявились в полной мере, и народные депутаты, избрав его президентом, совершили либо глупость (в том случае, если они искренне заблуждались), либо преступление (если знали, кому они вручают судьбу Союза в момент начавшегося развала, экономического кризиса и вооруженных конфликтов на окраинах). Этот акт, я думаю, исчерпывающе характеризует моральный и интеллектуальный уровень советского депутатского корпуса. Наверх всплывают те, кто не обременен ни большим умом, ни моральными принципами.

Вернёмся к вопросу о постановлении, осуждающем подписание «секретных протоколов». Через пятнадцать лет после уничтожения Советского Союза некоторые бывшие народные избранники прозрели и принялись каяться в своих прошлых заблуждениях. То, как они это делают, только подтверждают предположение об их умственной неполноценности. Вот, например, публикация под рубрикой «...оценим заново» в оппозиционной «Экономической и философской газете» (№34, 2006 г.).

ПОЗИЦИЯ АЛКСНИСА ДОСТОЙНА ВНИМАНИЯ

Как известно, два десятка лет тому назад Россия была повержена в шоковое состояние, в результате чего под шумок была проведена смена общественно-политического устройства. Результаты известны: лечили головы, а очистили карманы. Но сознание и дееспособность возвращаются. Об этом говорит, в частности, заинтересованное обсуждение одного из шоковых мероприятий конца 80-х годов — Постановления Съезда народных депутатов СССР № 979-1 от 29 декабря 1989 г. «О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года».

Обсуждение этого договора и дополнительных к нему секретных протоколов, которые якобы подписаны, но которых никто не видел, имеет два важных и очень актуальных аспекта. С одной стороны, это конкретный внешнеполитический акт, касающийся определенной проблемы в отношениях между Россией и Литвой. А с другой стороны, это внутриполитический спектакль под названием «демократическое голосование», отражающий характер принятия важнейших политических решений в «то» еще, «перестроечное» время. События, происходящие на съезде, использование современных средств манипулирования депутатами и сознанием советских людей в процессе подготовки и принятия постановления позволяют подвергнуть сомнению его легитимность и законность.

В «ЭФГ» уже были опубликованы отзывы и впечатления нескольких участников Съезда народных депутатов по этому поводу. Большинство из них сегодня не проголосовали бы за осуждение пакта Молотова — Риббентропа.

Сегодня на вопросы газеты: «Почему вы воздержались при голосовании за Постановление Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 г. «О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года?» и «Как бы вы проголосовали сейчас, в 2006 году?» — отвечает председатель Общероссийского общественного движения «Союз», народный депутат СССР Георгий Иванович ТИХОНОВ.

—Да, при голосовании по этому постановлению я воздержался, — говорит Г. И. Тихонов. — Голосовать за документ, которого никто не видел (показали только его копию, и то ее не все видели), — это, по меньшей мере, несерьезно. Все крупные решения принимаются только на основе подлинных документов. А что касается существования собственно протокола с какими-то там подписями, то это очень сомнительно, потому что нет подлинника.

Вот в этом главная причина того, почему я при голосовании воздержался.

Но сейчас меня интересует другой подход к оценке секретного дополнительного протокола к договору «О ненападении...» и постановления Второго Съезда народных депутатов.

Представьте себе на один момент, что этот документ действительно когда-то был и что про него узнали все. И если сегодня сказать, что мы отменили этот документ, тогда давайте будем последовательны и дойдем в развитии этой истории до логического конца.

На основании постановления Съезда, включающего денонсацию секретного дополнительного протокола от 1939 года, Литва должна была бы отказаться от тех территорий, которые были переданы ей, когда она вошла в состав Советского Союза. Она теряет Клайпеду, теряет еще пять районов, которые граничат с Польшей и Белоруссией. То есть пусть Литва возвращается в те границы, которые она имела до вступления в Советский Союз. В этом случае Россия территориально воссоединяется с Калининградом и сообщение с ним будет проходить по российской территории.

Я на съезде сначала удивился позиции В. Алксниса, который голосовал за денонсацию протокола, а потом подумал о том, что его позиция достойна внимания. Учитывая вышеизложенные соображения, в сегодняшней ситуации я бы поддержал позицию Алксниса, который считает, что денонсация секретных дополнительных протоколов выгодна России.

Кроме того, если представить себе, что подлинный протокол существовал, то это действительно был, как сказал в «ЭФГ» в интервью А. Н. Крайко, «гениальный шаг Сталина». Естественно, перед войной нужно было обезопасить себя, отдалить границу.

Разговоры же об оккупации Литвы, Латвии и Эстонии во всех случаях не имеют под собой никаких оснований. Тогда, в 1939-1940 годах, там были проведены всенародные выборы, избраны Верховные Советы. При этом люди шли на выборы свободно и с большим воодушевлением.

Отмена, денонсация этого «сказочного» документа на съезде, несмотря на большие сомнения в законности этого, все же была проведена под мощным прессингом М.С. Горбачева, А.Н. Яковлева и их «соратников». К тому же мы привыкли верить своему руководству и соответственно все принимали на веру.

С другой стороны, касаясь отношения Горбачева к народным депутатам, уместно вспомнить характерный случай. Когда мы с некоторыми депутатами поставили вопрос о замене министра иностранных дел Шеварднадзе, Горбачев буквально взвизгнул и в присутствии народных депутатов Алксниса и Чехоева выругался в мой адрес матом, чего я никак не ожидал. Правда, матом меня не удивишь: работая на стройках, я всякого наслышался. Но обращает на себя внимание презрение Горбачева к депутатскому корпусу, готовность любыми способами подавить малейшую критику и горой встать на защиту своего подельника.

Мало кто из вновь избранных в Верховный Совет депутатов до конца понимал этот вопрос, так как люди в основном не были профессиональными политиками и слепо верили команде Горбачева. Теперь-то все поняли, кто такой Горбачев, кто такие Шеварднадзе и Яковлев, которые занимались этими делами! Это была одна команда.

В заключение можно сказать, что, по сути дела, в процессе принятия съездом народных депутатов постановления с «осуждением» протоколов произошел крупнейший обман всего состава съезда командой Горбачева, который нанес тяжелый урон международному и внутреннему положению России.

«ЭФГ»: В коротком интервью Г. И. Тихонова отразились очень важные проблемы принятия государственных решений, которые актуальны по сей день и требуют пристального внимания общественности.

1. Законодательная власть под прессингом высших руководителей государства, под давлением чиновников из администрации президента принимает решения в ущерб государству. То есть в угоду интересам других стран. Сегодня, в условиях очень сложной политической ситуации, особое значение приобретает создание у граждан чётких представлении о различных ближних и дальних интересах России, На затуманивание наших представлений упорно работают враждебные организации и за рубежом, и внутри страны. Множество закамуфлированных антироссийских структур всякими способами внедряют отравленные смыслы, уродливые мифы и оценочные суждения в головы людей, особенно молодежи.

2. «Мало кто из вновь избранных депутатов до конца понимает смысл и содержание вопросов, по которым надо принять решение», — говорит Г. И. Тихонов. Отсюда следует важнейший вывод: необходим государственный институт (резерв) лиц, которые могли бы претендовать на выборные должности снизу доверху. Этот резерв может быть создан только путем профессионального систематического обучения «кухарок» и граждан других специальностей науке управления государством.

3. «При денонсации протоколов Литва практически прогадывала больше, чем кто бы то ни было, — считает Г. И. Тихонов. — Мне до сих пор непонятна активная деятельность дипломатов Литвы, которые поднимают вопрос о незаконности секретного дополнения к советско-германскому договору «О ненападении» от 1939 г., мотивируя это тем, что он направлен против Литвы. В действительности же с точки зрения здравого смысла действия литовских дипломатов противоречат интересам Литвы».

Понимание странной позиции прибалтов может произойти только в том случае, если предположить, что литовские дипломаты руководствовались не интересами Литвы, а интересами своих хозяев. Тогда все становится на свои места. Литовцы и другие прибалты по заказу своих хозяев устроили шоу на съезде народных депутатов для убеждения международной общественности в агрессивности русских. В применяемых по сей день технологиях обсуждения и решения серьезных вопросов на первом месте стоят не государственные, а шкурные интересы, какая-то притянутая за уши модная, но не адекватная аргументация, искусственно взвинченные эмоциональные оценки, заслоняющие политические горизонты и смысловое содержание действий и документов. Вспоминая о них, депутаты порой удивляются сами себе и своим тогдашним вредоносным поступкам. Беседовали и комментировали Анатолий Геннадьевич Волков и Сергей Сергеевич Эльманович [http://www.eifgaz.ru/tyhonovgi432006.htm].

Итак, в 1989 г. Тихонов воздержался от голосования, потому что считал, что нельзя дать оценку документу, не имея его подлинника. Позиция предельно трусливая. Честный депутат должен был потребовать предъявить неоспоримые доказательства существования «секретного дополнительного протокола», подписание которого предлагалось осудить. В противном случае следовало голосовать против принятия постановления, а не уклоняться от решения вопроса.

Утверждение Тихонова, что депутатам показали «копию, и то ее не все видели», вызывает сомнение. Если копию показали, то почему ее видели не все? Какая часть депутатов не видела? В каком виде показали копию: помахали в воздухе таинственной микропленкой или дали подержать в руках ксерокопию госдепов-ского сборника? Если пусть даже часть депутатов ознакомилась с текстом, почему во время прений никто не апеллировал к нему? Совершенно не ясно из слов интервьюируемого, знакомился ли он сам с содержанием «секретного протокола». Скорее всего, Тихонов сознательно напускает тумана, ибо стесняется признать, что Съезд обсуждал и осудил подписание документа, не имея ни малейшего представления о его содержании.

Далее Тихонов несёт бред, заявляя, что если Литва вернет районы, переданные Литовской ССР в 1940 г. из состава Белоруссии, то Россия соединит свою территорию с Калининградской областью. Во-первых, Литва вернёт территории не России, а Белоруссии. Во-вторых, соединиться по суше с балтийским анклавом у РФ не получится, даже если Литва отдаст обратно всю Виленскую область. Видимо, географический кретинизм — отличительная черта депутатов. Наконец, в-третьих, Литва не была субъектом советско-германских переговоров в августе 1939 г. и даже денонсация неких «секретных протоколов» ни к чему ее не обяжет. Территориальные изменения Литовской республики регулировались совершенно иными правовыми актами, не имеющими никаких связей с советско-германским Договором о ненападении.

Вообще, как может Тихонов говорить о денонсации протоколов, в существование которых он не верит? Допустим на минуту, что протоколы Молотова — Риббентропа имели место быть. Поскольку данное соглашение не было ратифицировано в установленном порядке, государство не несет по нему никаких обязательств. Даже если бы «секретный дополнительный протокол» существовал, с юридической точки зрения это были взаимные обязательства Риббентропа и Молотова друг перед другом. То есть денонсировать протоколы могли только они. Если считать пресловутый протокол официальным межгосударственным актом, то он был денонсирован Германией 22 июня 1941 г. И уж совсем не поддается осмыслению откровение Тихонова о том, что сегодня он бы, подобно Алкснису, голосовал за денонсацию несуществующих секретных протоколов, потому что это несет России некую выгоду.

Действительно ценно в этом интервью свидетельство Тихонова о том, что «мы привыкли верить своему руководству и соответственно все принимали на веру». То есть бывший депутат признал, что Съезд народных депутатов представлял собой сборище баранов, тупо исполняющих команды пастухов («слепо верили команде Горбачева»). Случай, когда Горбачев публично обматерил Тихонова, а тот лишь утерся, характеризует депутата, члена Верховного Совета, как ничтожнейшую личность, лишенную даже рудиментарного чувства собственного достоинства. Неудивительно, что Советский Союз был развален и разграблен — ведь его судьба в критический момент оказалась в руках Тихонова и ему подобных типов. «Теперь-то все поняли, кто такой Горбачев, кто такие Шеварднадзе и Яковлев, которые занимались этими делами!», — вздыхает он сегодня. При этом даже не понимает, что «эти дела» вместе с Горбачевым и Яковлевым творил он сам. Такой ценный «интеллектуал», конечно, не сидел без дела и после уничтожения СССР. Дважды Тихонов избирался депутатом Госдумы РФ, помогая Ельцину и Путину строить светлое капиталистическое будущее.

Комментаторы «ЭФГ» тоже умом не блещут. Над их предложением разделить граждан страны на тех, кто может претендовать на занятие выборной должности и тех, кто не обладает такой привилегией, можно, конечно, посмеяться, как над неудачной шуткой. Но утверждение о том, что чиновники из администрации президента оказали давление на народных депутатов, чтоб те приняли постановление во вред государству, заставляет усомниться в их профпригодности. Уж коли мните себя журналистами, то проверяйте, что пишете. Президент в СССР появился только в марте 1990 г.!

Волков и Эльманович солидаризируются с мнением своего собеседника о том, что Литва, якобы, действует вопреки собственным интересам, продолжая пропагандировать миф о «секретных протоколах». Между тем, совершенно очевидно, что территориальными приобретениями 1939 — 1945 гг. Вильнюс нисколько не рискует. Апелляция к «преступному сговору» СССР и Германии, якобы направленному против Литвы, служит легитимации ново-созданной Литовской республики, поскольку морально оправдывает развал СССР, репрессии против политических противников независимости, убийство мирных жителей боевиками «Саюдиса», кровавые преступления их предшественников — «лесных братьев» и т.д. Эта пропаганда подогревает в массовом сознании образа врага в лице России, и своими глупыми выступлениями Тихонов, Волков и Эльманозич только помогают нынешнему литовскому режиму.

Но и дураки иногда испытывают муки раскаяния. Ниже приведен проект документа, подготовленный бывшим нардепом Теймуразом Авалиани, поддержавшим в свое время выводы комиссии Яковлева. По его мнению, этот проект следовало бы принять сегодня бывшим народным депутатам СССР, чтобы исправить свою ошибку 1989 г., которая тогда здорово помогла разрушителям Советского Союза.

ЗАЯВЛЕНИЕ ПОСТОЯННОГО ПРЕЗИДИУМА СЪЕЗДА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ СССР

В связи с непрекращающимися спекуляциями «Постановлением Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года № 979-1 о политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года» постоянный президиум Съезда народных депутатов СССР заявляет:

1. Постановление Съезда НД СССР от 24 декабря 1989 года № 979-1 было принято путем обмана депутатов комиссией, готовившей это постановление. Секретные протоколы к договору не обнаружены по состоянию на сентябрь 2000 года ни в одном архиве мира. Фальшивки в виде копий практиковались в истории много раз, но никогда не считались оригиналом и не принимались мировым сообществом как де-юре. Президиум Съезда НД СССР подтверждает отсутствие секретных протоколов де-юре и по состоянию но момент подписания данного заявления.

2. Литовское, Латвийское и Эстонское государства добровольно вошли в состав Союза Советских Социалистических Республик не в связи с подписанием договора между Германией и СССР, а в связи с захватом Германией Польши, Бельгии, Нидерландов, Чехословакии, Норвегии, Франции и нависшей угрозой оккупации Германией и этих прибалтийских государств.

3. Прибалтийские государства вынуждены были войти в состав СССР, так как они оказались в экономической изоляции от своих западных союзников в связи с тем, что одни страны были оккупированы Германией, а другие втянулись в войну с Германией. И это было не разделом сфер влияния, а сложившимся положением в результате политики уступок со стороны Англии и Франции по отношению к фашистской Германии в надежде, что их не тронут и Германия объявит войну СССР. Прибалтийские государства были преданы своими западными союзниками и вынуждены были обратиться к правительству СССР.

4. Провокация с протоколами к так называемому договору Молотова — Риббентропа была организована после окончания Второй мировой войны разведкой США в связи с началом идеологической работы по развалу СССР как часть этого глобального плана. Выход прибалтийских государств из состава СССР в 1991 году был желанием не большинства народа этих стран, а только активно действующего меньшинства, поддержанного правительством США и его агентами в политическом руководстве СССР того времени.

5. За время вхождения прибалтийских государств в состав СССР с 1940 по 1991 годы в эти республики были вложены инвестиции на строительство морских и аэропортов, заводов, фабрик, электростанций, в инфраструктуру территорий значительно больше, чем получаемый ими внутренний валовой продукт, за счёт общесоюзного бюджета. Сегодня бюджеты этих государств наполняются в значительной мере за счет транзита грузов из России через их морские порты.

6. В связи с выходом из СССР за прошедшие 15 лет прибалтийские государства ничего не строят значительного и не реконструируют. Живут за счет построенного ранее и доходов, получаемых от транзита российских грузов. Однако это время заканчивается. Трудящиеся прибалтийских государств будут вынуждены интегрироваться экономически и политически с другими государствами юго-востока, и в первую очередь с Россией.

7. Постоянный президиум Съезда народных депутатов СССР одновременно заявляет, что искать контрибуции каким-либо сегодняшним государствам, вышедшим из состава СССР, бесполезно. Любая политика такого плана приведет к военным действиям и усугубит ситуацию. Выход один — начать немедленно консультации между всеми бывшими республиками СССР о восстановлении Союза Советских Социалистических Республик на основе Конституции 1977 года. Постоянный президиум Съезда народных депутатов СССР Проект подготовлен членом президиума Теймуразом Георгиевичем Авалиани [http://www.eifgaz.ru/tyhonoygj432006.htm].

Снявши голову, по волосам не плачут. Фактически народные депутаты СССР в 1989 г. совершили не досадную ошибку, а акт предательства, пусть многие сделали это и бессознательно. Теперь, находясь на помойке истории, глупо каяться и призывать «отыграть» историю назад к состоянию Конституции 1977 г. Просрал свою страну — иди и застрелись. Дела этим не исправишь, но такая честная самооценка, возможно, избавит тебя от презрения потомков.

ЯКОВЛЕВ

Почему комиссию по политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении возглавил именно академик Яковлев? Надо полагать, потому, что данной провокации в деле развала СССР отводилось стратегическая роль, а Яковлев считался главным стратегом перестройки. Скорее всего, на деле он был лишь исполнителем чьих-то замыслов, потому что сам обладал, мягко говоря, довольно ограниченным интеллектом, но в данном случае это не принципиально.

Будущий герой перестройки родился в 1923 г. Некоторые озабоченные на предмет жидомасонства граждане отчего-то утверждают, что его настоящая фамилия Эпштейн. На самом деле они вольно или невольно путают его с расстрелянным в 1938 г. Яковлевым Яковом Аркадьевичем, бывшим в 1929 — 1934 гг. нарком земледелия СССР. Этот действительно имел настоящую фамилию Эпштейн и соответствующую «пятую графу». Во время войны, согласно официальной биографии, Александр Яковлев воевал, командовал взводом в 6-й бригаде морской пехоты, был тяжело ранен в августе 1943 г., после чего комиссован из армии по инвалидности.

Дальнейшая карьера нашего героя происходит все больше по партийно-бюрократической линии: начинал в 1946 г. в Ярославле с должности инструктора отдела пропаганды и агитации обкома ВКП(6), в 1953 г. он переезжает в Москву, получив должность в аппарате ЦК КПСС. В это время Яковлев примыкает к так называемой комсомольской внутрипартийной группировке, возглавляемой Шелепиным. Благодаря протекции своего покровителя Александра Шелепина [Шелепин Александр Николаевич (1918 — 1994 гг.), видный советский государственный деятель. В 1952 — 1958 гг. 1-й секретарь ЦК ВЛКСМ. В 1958 — 1961 гг. председатель КГБ при Совете Министров СССР. В 1961 — 1967 секретарь ЦК КПСС, в 1962 — 1965 председатель Комитета партийно-государственного контроля, заместитель председателя Совета Министров СССР.], с которым Яковлев близко познакомился в Ярославле, он был направлен в Академию общественных наук при ЦК КПСС, где Яковлев учился с 1956 по 1959 год в аспирантуре на кафедре международного коммунистического и рабочего движения. По содействию Шелепина с 1958 по 1959 г. стажировался в Колумбийском университете (США). Кстати, Яковлев стажировался там вместе с известным впоследствии своим предательством генерал-майором КГБ Олегом Калугиным, с которым он в дальнейшем поддерживал тесные контакты и руководил его подрывной деятельностью в период перестройки [Уникальность Калугина в том, что свою предательскую деятельность он продолжил даже после развала СССР. Есть основания полагать, что Калугин был завербован еще в 1959 г. В 1994 г. он, будучи депутатом Госдумы, опасаясь ареста, сбежал в США и выдал имена многих советских агентов, живущих на Западе. За измену был заочно осужден российским судом в 2002 г.].

К «колумбийскому» периоду относятся первые контакты Яковлева с иностранными спецслужбами, о чем КГБ стало известно не позднее 1960 г. Об этом поведал на допросе по делу ГКЧП председатель КГБ Владимир Крючков. В интервью изданию «Газета» он рассказал о том, что во второй половине 80-х годов контакты Яковлева с представителями западных спецслужб участились:

«Однако он был членом Политбюро, и мы не имели права перепроверять эту буквально ошеломляющую информацию. Тогда я пошел к Горбачеву Объяснился с ним по этому поводу «Да-а-а… — протянул Горбачев, — что же делать? Неужели это опять Колумбийский университет? Да-а-а… Нехорошо это. Нехорошо».

…И вот теперь я наблюдал, как Горбачев, находясь в полном смятении, никак не может прийти в себя, словно за сообщением о Яковлеве для него скрывалось нечто большее. Тогда я сказал: «Происходящее с Яковлевым никуда не годится. Надо думать, как быть».

…Горбачев, как всегда, стал не искать решения возникшей проблемы, а стал думать, как уйти от нее. Как-то раз он сказал мне буквально следующее: «Возможно, с тех пор Яковлев вообще ничего для них не делал. Сам видишь, они недовольны его работой, поэтому и хотят, чтобы он ее активизировал» [http://gzt.ru/politics/2003/12/19/121615.html].

Впрочем, сам Яковлев, как пишет в своих воспоминаниях перебежчик Калугин, признался ему, что его влияние на Горбачева в 1991 г. благодаря стараниям КГБ значительно ослабло, он даже опасался покушения на свою жизнь со стороны спецслужб. Любой другой перевертыш на месте Яковлева немедленно отправился бы искупать грехи на печорские лесоповалы, но председателем КГБ в 1960 г. был его друг Шелепин, и дело, разумеется, замяли, иначе тень яковлевского предательства пала на самого Александра Николаевича. По возвращении из заграниц наш «колумбиец» продолжил восхождение по карьерной лестнице, став в 1966 г. заместителем заведующего отделом пропаганды ЦК КПСС. В 1969 г. Яковлев выторговал себе звание профессора. Профессор — это учёное звание и должность преподавателя вуза или научного сотрудника научно-исследовательского учреждения, однако наш «деятель науки» не был ни тем ни другим.

По долгу службы Яковлев курировал центральные СМИ. В ноябре 1972 г. он неожиданно публикует в «Литературной газете» свою скандально знаменитую статью «Против антиисторизма», в которой клеймил «неправильных» писателей, отказавшихся от классового подхода и рассуждающих о русском (грузинском, литовском, армянском и пр.) деревенском национальном характере, народной духовной традиции, исторических корнях и прочей антимарксистской ереси. Русофобия, ненависть «к этой стране» была у него в крови. Вероятно, мнение Владимира Крючкова покажется читателю субъективным, но он вспоминал о поразившем его поведении Яковлева, который никогда не проявлял гордости за победу СССР в Великой Отечественной войне, несмотря на то, что сам был ее участником, и вообще выказывал самое неуважительное отношение к русскому народу.

В наказание за эту дерзкую выходку Яковлева отправили послом в Канаду, где он провел время с 1973 по 1983 годы. Причиной скандальной публикации, возможно, стало то, что у нашего героя просто сдали нервы, ведь после того как Шелепин попал в опалу в 1967 г., стремительная карьера Яковлева замерла на одной точке: с 1968 г. четыре года он исполнял обязанности заведующего отделом пропаганды ЦК, так и не получив официального назначения на эту должность. В Канаде его деятельность была отмечена лоббированием интересов компании «Макдоналдс» в СССР и срывом ответа на начавшую набирать тогда обороты клеветническую кампанию «украинского голодомора». В Оттаве Яковлев близко дружил с канадским премьер-министром Пьером Трюдо, настолько близко, что в честь советского друга своего младшего сына Александра канадский премьер стал звать на русский манер Sasha.

В Канаде в 1983 г. Яковлев впервые повстречал Горбачева, который приехал перенимать опыт канадских фермеров. Как вспоминал впоследствии Яковлев, с Михаилом Сергеевичем они имели долгую откровенную беседу на предмет внутреннего положения в СССР и пришли к выводу, что советский строй нуждается в радикальной либерализации. На профессиональном жаргоне спецслужб такое общение называется вербовочной беседой. После этого советский посол убедил своих западных друзей, что Горбачеву следует оказывать более радушный прием, потому что он вероятный претендент на кремлевский престол.

В момент дипломатической службы Яковлева вновь всплыл вопрос о его связях с забугорными спецслужбами. Вот что писал об этом Евгений Жирнов в журнале «Власть» (№42(645) от 24 октября 2005 г.):

«Что Яковлев завербован иностранной разведкой, утверждали и два весьма высокопоставленных сотрудника госбезопасности — генерал-лейтенант Евгений Питовранов и председатель КГБ Виктор Чебриков. Первый создал в 1969 году спецрезидентуру КГБ «Фирма», которая работала под крышей Торгово-промышленной палаты СССР и специализировалась на получении информации от западных бизнесменов, заинтересованных в контрактах с СССР. От бизнесменов «Фирма» перешла к установлению контактов с видными западными политиками. Сведения от одного из них — очень информированного американского политика — без промедления напрямую докладывали Андропову, а затем Брежневу. Как рассказывал мне Питовранов, тот как-то сообщил, что посол в Канаде Яковлев сотрудничает с американской разведкой.

Андропов приказал Питовранову перепроверить информацию и получить какие-либо подтверждающие или опровергающие факты. За дело взялось представительство «Фирмы» в Канаде. Как рассказывал Питовранов, те сообщили, что у посла появляются новые дорогие вещи и что он утверждает, будто это подарки знакомых. Траты посла якобы значительно превышали не только зарплату, но даже те средства, которые главы советских диппредставительств обычно умудрялись втихую приватизировать из представительских денег. Для Андропова этого было достаточно. Он поручил подготовить записку Брежневу

О том, что было дальше, мне задолго до Питовранова рассказывал Виктор Чебриков:

«Я помню такой случай. Юрий Владимирович Андропов показал мне записку с которой он был на докладе у Брежнева. О том, что Яковлев по всем признакам является агентом американской разведки. Леонид Ильич прочёл и сказал: «Член ЦРК (Центральной ревизионной комиссии КПСС) предателем быть не может». Андропов при мне порвал эту записку».

«Юрий Владимирович не согласился с Брежневым, — вспоминал Питовранов, — но в споры не полез» [http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocslD=620319].

По отбытии приятной во всех отношениях канадской «ссылки» Яковлев с 1983 по 1985 годы занимает должность директора Института мировой экономики и международных отношений АН СССР. Должность эта была «пенсионерской», поэтому тогдашний генеральный секретарь ЦК КПСС Андропов, крайне неприязненно относившийся к Яковлеву, считавший его антисоветчиком, не стал возражать против назначения, уступив ходатайству будущего генсека Черненко. Последний, кстати, был в прошлом подчиненным Яковлева по работе в отделе пропаганды ЦК. Ходатайствовал за Яковлева и министр иностранных дел Громыко (его жена была восхищена искусством Яковлева в лобызании ее руки и ставила его в пример другим дипломатам). Под руководством бывшего дипломата и профессора далеких от экономики наук институтом была направлена в ЦК КПСС записка о целесообразности создания в СССР предприятий с участием иностранного капитала. Почему за такую крамолу его тут же не уволили — то нам не ведомо.

Звёздный час Яковлева пробил в 1985 г., когда он по просьбе могущественного тогда заместителя председателя правительства Андрея Громыко провел переговоры со своим канадским приятелем Михаилом Горбачевым об избрании последнего генеральным секретарем партии. Горбачев отблагодарил своего «крестного»: Яковлев назначается заведующим отделом пропаганды ЦК КПСС, в следующем году он стал членом ЦК КПСС, секретарем ЦК, курирующим вопросы идеологии, информации и культуры, в 1987 г. избран членом Политбюро. По его предложению были назначены редакторы «перестроечной обоймы» — газет «Московские новости», «Советская культура», «Известия»; журналов «Огонек», «Знамя», «Новый мир» и др., ставших мощными пропагандистскими инструментами по делегитимации советского строя. А вот как оценивает один из пропагандистов мифа о «секретных протоколах» Владимир Абаринов достижения Яковлева на кинематографическом фронте: «В руководстве Союза кинематографистов СССР в то время оказались либералы, постоянно испытывавшие режим на прочность — именно там получили крышу над головой и легальную трибуну люди, составившие впоследствии первую команду Ельцина» [«Новая Польша», №4(85), 2007.].

Издательское дело стало при кураторстве Яковлева сверхприбыльным бизнесом, причем наибольшего коммерческого успеха добивались лишь те издания, которые усерднее всего проводили «политически правильный» курс на уничтожение советского строя. Малотиражный еженедельник «Аргументы и факты», задуманный в недрах ЦК, как издание для партийных пропагандистов, за несколько лет превратился в самое массовое еженедельное издание мира. Как человек, связанный со СМИ в течение пятнадцати лет, могу сказать одно: те чудеса, какие продемонстрировали «Московские новости» или «АиФ», нельзя объяснить рыночным успехом. Секрет заключался во внедренной Яковлевым системе финансирования «свободной» прессы из государственного бюджета.

Финансирование получали, разумеется, лишь наиболее лживые и беспринципные издания, не брезгающие никакой заказной чернухой. По данным Госкомстата, только за первую половину 1991 г. было опубликовано не менее семнадцати тысяч материалов, обвиняющих Ленина (ключевая фигура в советском историческом сознании) в многочисленных политических и уголовных преступлениях — от шпионажа в пользу Германии [Тут руку приложил и лично Александр Николаевич, ставший в 1990 г. академиком. Например, им была обнародована версия о якобы поступавших через Якова Ганецкого большевикам немецких деньгах на ведение подрывной работы. На самом деле через Ганецкого деньги шли в обратном направлении — из России в Данию, и лишь потом частично через шведский банк возвращались в Россию и шли на нужды большевистской партии. Здесь показательно то, как Яковлев лихо фальсифицирует факты — русские деньги, направленные на оплату импортных товаров, он объявляет «золотом кайзера», что позволяет объявить Ленина немецким шпионом.] до распространения венерических заболеваний. Размах компании по очернению Сталина был, вероятно, даже большим. Благодаря усилиям Яковлева в СССР были впервые опубликованы псевдоисторические бредни Солженицына, разоблачающие культ личности и повествующие о 20 миллионах расстрелянных в сталинских лагерях. Если же суммировать все публикации, так или иначе направленных на «переформатирование» исторического сознания советского народа, то это будет поистине девятый вал тотальной лжи, сметающий те ценности, которые составляли собой морально-нравственный каркас народа. Взамен их массам навязывались абстрактные «общечеловеческие ценности», демократия, рынок, либерализм, потребительская идиллия лубочного капитализма и тому подобные химеры.

Важнейшей вехой перестройки была мощная антисталинская компания. Ее стартером также выступил Яковлев, лично возглавив созданную 28 сентября 1987 г. комиссию по реабилитации жертв политических репрессий. Не удержусь от того, чтобы не привести полностью главу «Сталин» из воспоминаний бывший работника аппарата ЦК Виталия Легостаева «Теневик демократии»:

«Весной 1988 года многие признаки говорили о том, что разочарование политикой Горбачева, достигло в народе критического уровня. И в этот раз, правильно оценив опасный характер складывающейся обстановки, Яковлев решил, что настала пора снова разоблачать Сталина.

Можно с абсолютной точностью назвать дату, когда в СССР стартовала вторая, со времен Хрущева, массовая пропагандистская кампания против Сталина, намного превосходившая по своему размаху, накалу и цинизму все, что было достигнуто на этом поприще раньше. Это произошло 5 апреля 1988 года в день опубликования «Правдой» редакционной статьи «Принципы перестройки: революционность мышления и действия». Статья, подготовленная при решающем участии Яковлева, являлись разгромным директивным ответом ЦК на появившееся месяцем раньше в «Советской России» знаменитое выступление Нины Андреевой «Не могу поступаться принципами».

Утром в день выхода «Правды» Яковлев, по дороге в свой кабинет, заглянул ко мне. После истории с Рустом это был второй случай, когда я видел его настолько празднично взволнованным, почти счастливым. Взяв с моего стола свежий номер, Яковлев быстро отыскал на полосе со статьей те строки, которые считал в ней наиболее важными, и со вкусом зачитал их вслух: «Нет-нет, да и слышатся голоса, что Сталин не знал об актах беззакония. Не просто знал — организовывал их, дирижировал ими. Сегодня это уже доказанный факт». Присутствие в абзаце любимого словечка Яковлева «дирижировал» не оставляло места для сомнений в том, чья обличительная рука начертала эти, указующие цель для всех органов пропаганды, строки. И понеслось.

В дальнейшем меня и самого неоднократно искренне удивлял неподдельный энтузиазм, с которым Яковлев дирижировал всесоюзной пропагандистской кампанией против Сталина, начатой через 35 лет после кончины виновника торжества. Себе я объяснял его пылкий азарт неофита несколькими причинами. Во-первых, для него это было как бы возвращение во времена счастливой молодости, когда, под отеческим присмотром Хрущева, он уже делал себе партийную карьеру поношением имени Сталина. Во-вторых, Яковлев по самой своей природе вообще большой любитель судить, обвинять, требовать покаяния, дознаваться, изобличать,, приговаривать и все прочее в том же духе.

Его любимый полемический образ — тараканы, бегающие по горячей сковороде. Чем сильнее она накаляется, тем быстрее бегают тараканы. Представляя себе эту картину, Яковлев всегда чуть улыбался. Ему приятно за тараканов. Не могу исключать, что в одной из своих прошлых реинкарнаций, где-то в Средние века, он был видным деятелем требовательной испанской инквизиции. Во всяком случае, что-то в нем от тех далеких святых времен частенько проступает.

Но есть, разумеется, и более глубокая причина повторно привитой Яковлевым обществу антисталинской паранойи. Чтобы назвать ее, придется еще раз обратиться к трудам авторитетов Третьего рейха, Как ни странно, но именно в них легко обнаруживаются объяснения многих практических действий нынешнего поколения российских демократов.

Небезызвестный Вальтер Шелленберг, бывший шеф немецкой внешней разведки, в своих мемуарах повествует, что в июле 1941 г. Гитлер собрал высокое совещание, на котором определялись основы будущей политики Германии в отношении к Советской России. Фюрер поставил задачу: «На Востоке в самое короткое время необходимо создать мощную информационную службу, которая должна работать столь безошибочно и слаженно, чтобы ни в одном районе Советского Союза не смогла возникнуть такая личность, как Сталин. Опасны не массы русского народа сами по себе, а присущая им сила порождать такие личности, способные, опираясь на знание души русского народа, привести массы в движение».

Всего в двух строках Гитлер доходчиво просто сформулировал подлинную цель шквальной, продолжающейся без перерыва уже почти полвека пропагандистской войны против имени Сталина. На самом деле, как показал фюрер, эта бессрочная война на полное уничтожение ведется не против Сталина, но против народов России, которым Сталин однажды воочию показал, на какие величайшие подвиги они способны, когда они едины, и когда у них есть достойный лидер.

Нагоняя в очередной раз крутую волну антисталинской пропаганды, Яковлев рассчитывал утопить в ней оппонентов и открытых противников своего хозяина Горбачева. Преемники Яковлева в российских СМИ ставят планку выше. Они делают то же самое, чтобы не дать народам России выдвинуть из своей среды не фальшивого, а настоящего общенационального лидера, способного вывести массы из состояния нынешнего безвольного оцепенения, привести их в движение, вместе с ними спасти страну от окончательной катастрофы.

Наиболее гнусным свершением жрецов антисталинской пропаганды в СССР со времен Хрущева явилось уничтожение ими на карте России названия Сталинград.

Несколько лет назад мне повезло оказаться с туристической группой в Париже. Во время экскурсии по городу то и дело попадалось на глаза слово Сталинград. Метро — Сталинград, площадь — Сталинград, улица — Сталинград. В шутку я спросил нашего переводчика Рафаэля: «Не слишком ли много Сталинграда на один Париж?» Он не принял шутливый тон, серьезно ответил: «Вы знаете, у нас во Франции каждый город обязательно имеет улицу Сталинград»,— и внимательно, словно законченному недоумку, заглянув мне в глаза, пояснил: «Так мы чтим память о подвиге ваших солдат». Никогда в жизни: ни до, ни после,— я не испытывал чувства столь жуткого стыда и унижения за себя лично и свой народ, как в краткие секунды этого разговора с худеньким субтильным парижанином.

Сейчас, по слухам, некие клерки подсчитывают — во что нам обойдется в рублях, если мы вдруг вернем на карту России слово «Сталинград». Бедная, безответная, затурканная телевизионными поганцами страна! У нее есть миллиарды долларов, чтобы привести в свой Кремль косноязычного партийного выкидыша, предателя и душегуба. Обустроить ему по византийским стандартам царские кремлевские палаты. Его самого, подобно цирковому клоуну, разукрасить с ног до головы императорскими орлами. И у нее нет ни гордости, ни рублей, чтобы оплатить перед миром память о мгновениях собственного величия, о беспримерном подвиге своих живых и мертвых сыновей — героев.

Смотришь на всю эту постыдную картину, и нет-нет, да и кольнет иной раз холодок под сердце: ужели гитлеровские последыши нас всё-таки заломали?!» [http://www.pseudology.org/democracy/Tenevik_democracy.htm].

Период разгара перестройки и торжества «гласности» является пиком карьеры «колумбийца», который приобрел громадное влияние, как на советское общественное мнение, так и на высшее политическое руководство СССР. Например, в 1987 г. он занимался несколько несвойственной идеологу работой — чисткой советского генералитета в связи с делом Руста. Валерий Легостаев так вспоминает о последовавшей за провокацией с перелетом Руста разгромом в армейском руководстве:

«Широкое, грубо прочерченное лицо А.Н. светилось торжествующей улыбкой. Он пребывал в откровенно приподнятом, почти праздничном расположении духа. Прямо с порога, победно выставив перед собой ладони, выпалил: «Во! Все руки в крови! По локти!» Из последовавших затем возбужденных пояснений выяснилось, что мой гость возвращается с очередного заседания Политбюро, на котором проводились кадровые разборки в связи с делом Руста. Было принято решение о смещении со своих постов ряда высших советских военачальников. Итоги этого заседания и привели Яковлева в столь восторженное победоносное состояние. Его руки были «в крови» поверженных супостатов»…

…В результате, как заявил на заседании Политбюро сам Горбачев, были отданы под суд 150 генералов и офицеров Советской армии. По данным американских спецов, внимательно следивших за ситуацией, «под Руста» было смещено не только руководство Войск ПВО во главе с маршалом авиации Колдуновым, но и министр обороны маршал Соколов со всеми своими заместителями, начальник Генерального штаба и два его первых заместителя, главнокомандующий и начальник штаба ОВС Варшавского Договора, все командующие группами войск (в Германии, Польше, Чехословакии и Венгрии), все командующие флотами и все командующие округами…

…«дело Руста» подвело окончательную черту под длительным историческим периодом, на протяжении которого Советская Армия и ее высший генералитет занимали в политической структуре СССР прочное высокое положение” [http://www.pseudology.org/democracy/Tenevik_democracy.htm].

С конца 80-х годов Яковлев осуществлял прикрытие деятельности прибалтийских сепаратистских движений («крышевал», как бы сейчас сказали), участвовал в фальсификации катынского дела, за что впоследствии был награжден высшими орденами Литвы, Латвии, Эстонии и Польши. Начиная с 1988 г. в Прибалтике периодически проходили митинги с абсурдным требованием признания советско-германского Договора о ненападении 1939 г. недействительным и выхода республик из состава СССР. Осенью 1988 г. Яковлев выехал в Прибалтику, где приложил немало усилий для разворачивания сепаратистских движений. Местные националисты радостно восприняли такое содействие, как поощрение со стороны верховной власти, о чем неоднократно заявляли впоследствии, как например Витаутас Ландсбергис, тогдашний председатель Верховного Совета Литвы: «Запад должен понять, что Горбачев сам позволил сложиться нашей ситуации. Он в течение двух лет наблюдал за ростом нашего движения за независимость. Он мог бы остановить его в любой момент. Может быть, он этого хотел или хочет сейчас. Но он его не остановил» [«Дейли мэйл», 7 апреля 1990 г.].

23 августа 1989 г. в годовщину подписания советско-германского договора, десятки тысяч жителей Литвы, Латвии и Эстонии образовали живую цепь через всю территорию Прибалтики в знак протеста против пакта «Молотова — Риббентропа». Идиотизм? Массовая историческая паранойя? Нет, всего лишь весьма распространенный прием воздействия на общественное мнение. Для начала «горячей» фазы развала СССР требовалось, чтобы центральная власть хотя бы косвенно признала, что Прибалтика была оккупирована Сталиным после циничной сделки с Гитлером.

Но чтобы Съезд народных депутатов — высший законодательный орган страны рассмотрел этот вопрос, нужно было создать повод. Ведь фактически не было никаких причин, чтобы давать оценку хоть и важному внешнеполитическому акту, но утратившему юридическую силу почти полвека назад, относящемуся еще к довоенной эпохе. О «секретных протоколах» до того времени абсолютное большинство советских граждан и слыхом не слыхивало. Поэтому доклад Яковлева и якобы принятое депутатами постановление играли важную роль в подрыве легитимности Советского Союза.

Регулировалась работа яковлевского «министерства правды» с помощью государственных и партийных финансовых рычагов, но кто был мозговым центром компании по разрушению сознания народа Советского Союза, до конца не ясно. Современники почти единодушно отдают пальму первенства академику Яковлеву, как главному идеологу перестройки. Вот, какую оценку вклада Яковлева в уничтожение СССР дает Валерий Легостаев в упомянутой статье:

«Яковлеву принадлежит циничная, но технически плодотворная идея назвать корыстные политические игрища Горбачева «радикальной реформой». Сначала — экономики. А когда «пипл» этим наелся досыта, взялись за политическую систему. Как профессиональный пропагандист Яковлев правильно оценивал огромные возможности манипулирования людской массой при помощи умело подобранного слова. Вы хотите реформ? Вы их получите. Но это будут наши реформы!

Наибольшее зло, которое Яковлев и Горбачев совместно причинили своему народу, состоит в том, что они похитили у него шанс провести действительно необходимые, исторически вызревшие, материально и политически обеспеченные реформы. Реформы, при которых не надо рушить заводы и есть всем миром, не брезгуя и не краснея, протухшую «гуманитарную помощь». Причем сознательно ставлю здесь на первое место Яковлева. Именно ему принадлежит и сама идея, и особенно — ее практическая разработка средствами массовой пропаганды.

Первое условие успешного разрешения любой крупной общественной проблемы заключается в том, чтобы дать ей правильное имя. Правдивое имя делает народ единым и сильным. Ложное — превращает его в толпу, неспособную к самостоятельному мышлению. Это хорошо понимали те, кто назвали нашу войну с Германией «Великой Отечественной войной советского народа». Но это так же хорошо понимала и шайка политических паскудников, называвшая, вслед за Яковлевым, «реформами» воровскую распродажу советской империи» [http://www.pseudology.org/democracy/Tenevik_democracy.htm].

Но я не могу согласиться с Легостаевым при всем желании. Во-первых, размах и сложность проекта не позволяют допустить мысль, что такой громадный объем работы провернул человек, не владеющий практическим опытом в подобных делах и не имеющий штата опытных профильных специалистов. Во-вторых, сам Яковлев был слишком тупым даже для того, чтобы убедительно врать на бытовом уровне. Например, он совершенно серьезно утверждал, что был ранен во время войны четырьмя разрывными пулями. Любой образованный человек знает, что вероятность выжить после этого примерно такая же, как после прямого попадания в тело артиллерийского снаряда. Нет, одержимый манией разрушения Яковлев со своей звериной ненавистью ко всему советскому, циничный интриган и опытный аппаратчик был лишь хорошим исполнителем, но инструкции этот «колумбиец» получал, разумеется, из-за рубежа.

«Независимая газета» 10 октября 1998 года опубликовала пространное интервью Николая Злобина с Джин Кирпатрик, бывшей при Рейгане членом президентского Совета по национальной безопасности. В нем есть очень любопытный момент:

«— Я знаю, что вы придаете большое значение личностям в истории и политике. Можете ли вы перечислить имена людей, которые сыграли, по вашему мнению, наибольшую роль в формировании внешнеполитических отношений в XX веке?

—Часто это те же люди, которые сыграли большую роль во внутренней политике. Я уже упомянула две важнейшие группировки нашего века. Это, во-первых, большевики. Более косвенно, чем прямо, но Муссолини оказал огромное влияние на наше столетие, создав в Италии первый образец однопартийной страны с личной диктатурой и воинствующей фашистской идеологией. Он наплевал на Лигу Наций и, по сути, прервал все добрые начинания в Европе. Гитлер имел огромное влияние на мир. Одной из крупнейших фигур века был Уинстон Черчилль. Совершенно очевидно, что Мао Цзэдун оказал большое влияние на положение в мире. Я, конечно, не говорю о качественном содержании их влияния...

…Полагаю, что Гарри Трумэн и Иосиф Сталин оказали колоссальное влияние на международные процессы в мире. Последний особенно тем, что охватил своей властью половину Европы, а может быть, еще больше. Именно Сталин сделал Советский Союз тем, чем он был. Затем я бы назвала Михаила Горбачева и Александра Яковлева.

—Почему Яковлева? Встречались ли вы с ним?

—Пару раз. Я думаю, что он очень интересный человек и сыграл огромную и важную роль. Я надеюсь, что он знает, что я так считаю» [http://www.whoiswho.ru/russian/Password/papers/10r/kirpatrik/st1.htm].

Что же это за дама, столь лестно отозвавшаяся о бывшем идеологическом противнике? Джин Кирпатрик — одна из самых известных фигур в американской политике конца XX столетия. В 1980 г. Рональд Рейган пригласил ее в качестве своего советника по внешней политике на время предвыборной кампании, а после победы назначил представителем США в ООН. За те четыре года, что она занимала этот пост, она снискала мировую славу одного из самых ярых борцов с коммунизмом. Одновременно она была членом правительства Рональда Рейгана и членом президентского Совета по национальной безопасности. В 1985 г., то есть с началом перестройки в СССР и возвышением Яковлева, Киркпатрик, оставив пост в ООН, приняла должность советника президента по обороне и иностранной разведке, пребывая в этом качестве до 1990 г.

Весьма любопытно, при каких обстоятельствах борец с коммунизмом и куратор спецслужб США Киркпатрик встречалась с Яковлевым. Да, Яковлев был очень тщеславен, и, видимо зная об этом, Киркпатрик весьма многозначительно польстила ему. Многозначительность же этой реплики заключается в том, что она польстила не ему, а себе. Вполне вероятно, что именно Киркпатрик с 1985 г. курировала Яковлева по линии американских спецслужб, и разработка плана мероприятий по осуществлению в СССР бархатной революции не обошлась без ее участия. Это всего лишь предположение. Возможно, мы никогда не узнаем всей правды о темной стороне жизни «прораба Перестройки». Но то, что Яковлев не мог быть ее архитектором, мозговым центром — в этом я уверен. Не того масштаба был этот тип, не того ума и не той воли.

Да, можно ненавидеть, но при этом уважать сильного и жестокого врага. Русские генералы не считали зазорным выказывать восхищение Наполеоном, который нещадно бил их на полях сражений. Петр I на пиру по случаю полтавской виктории поднял кубок за своих учителей — побежденных шведских генералов, которые сидели с ним за одним столом. Йозеф Геббельс, как мастер военно-пропагандистских операций, и сегодня имеет в среде специалистов немалый авторитет. Если уж и учиться побеждать вражескую армию словом, так именно у него. Но Яковлев не достоин сравнения с Геббельсом, что позволяют себе некоторые публицисты, несмотря на то, что он делал одно с ним дело. Геббельс не был марионеткой, озвучивающим тексты анонимных спичрайтеров и он предпочел смерть предательству идее, которой служил. Никаких обстоятельств, оправдывающих предательство Яковлева, его ненависть к моей стране, я обнаружить не смог.

Читая воспоминания бывших сослуживцев и коллег Яковлева, я был поражен, с каким отвращением они пишут о нём. «Упырь», «паскуда», «предатель», «перевертыш» «подонок» «иуда» — такими эпитетами награждают мемуаристы обер-идеолога перестройки. К Горбачеву эти же авторы относятся значительно мягче. Даже его сообщники-антисоветчики в качестве привлекательных личных качеств Яковлева скромно упоминают разве что его приверженность демократическим ценностям. У меня этот негодяй не вызывает никаких иных чувств, кроме крайней степени омерзения, тем не менее, в дальнейшем мы постараемся осветить роль Яковлева в деле о «секретных протоколах» беспристрастно, разобрав методы манипуляции и оценив политические последствия акции, не акцентируя внимание на моральной оценке его поступкам.

ОРИГИНАЛЫ

После уничтожения Советского Союза Яковлев возвращается в большую политику. В декабре 1991 г. он принимает участие в историческом событии — передаче дел от Горбачева Ельцину. Процесс проходил приватно и длился более восьми часов. Никто кроме этой троицы в деле не участвовал. На первый взгляд присутствие при передаче дел Яковлева ничем не обосновано, поскольку он в тот момент не занимал никаких государственных постов ни при Ельцине, ни при Горбачеве. По сути же всё верно: «колумбиец» представлял своих западных хозяев, победивших СССР в холодной войне и фактически становился «смотрящим» за Ельциным. Это подтверждает и то, что он получил вскоре очень влиятельный пост, став во главе Федеральной службы по телевидению и радиовещанию. В начале 1990-х годов в условиях всеобщего развала и административного паралича телевидение стало единственным действенным рычагом власти. Причем в постсоветское время СМИ окончательно избавились от какого-либо стороннего контроля и моральных оков. То, что раньше называлось средствами массовой информации, превратилось в медиа.

Думаю, необходимо сделать небольшое отступление и пояснить в чем разница между СМИ и медиа, поскольку большинство уверены, что это одно и то же. Функция средств массовой информации — информировать общество о событиях. Этим занимаются журналисты. СМИ, как инструмент, всегда использовались еще и для пропаганды, то есть формирования у широких масс населения определенных взглядов (политических, идеологических, культурных, религиозных). Однако пропаганда есть явление более широкое, она ведется через художественную литературу, кино, театр, изобразительное искусство (в том числе наглядную агитацию, скульптуру, архитектуру), образование, науку, спорт, а также через прямые коммуникативные формы — митинги, шествия, собрания, беседы и т. д. То есть для СМИ пропаганда не является главным делом, первично все же информирование. К тому же в прессе пропагандистский и информационный материал стилистически очень сильно отличаются. Каноны старой журналистики вообще базировались на разделении информационного сообщения и оценочных суждений автора.

Современные медиа уже не информируют, а выполняют иную функцию, поэтому последние 15 лет в языковой практике все более разделяются понятия СМИ и медиа. Радио «Шансон» — это медиа, но назвать его СМИ нельзя. Журнал «Maxim» — тоже медиа, ведь о событиях, даже самых важных, он не информирует. На первые полосы медиа-изданий попадают такие «события», как спавшие трусы во время светской вечеринки у известной тусовщицы Ксении С, а по разряду сенсаций проходит публичное признание какой-нибудь певички о том, что она на самом деле лесбиянка. Остальная печатная площадь заполнена удивительно тупыми статьями вроде таких: «10 способов затащить в свою постель супермодель» или «Как похудеть, не садясь на диету». Собственно о том, что происходит в мире, медиа не сообщают.

Кто-то скажет, что я говорю лишь о жёлтой прессе, которая всегда была такой. На самом деле, так называемая желтая пресса с сисястой шлюшкой на обложке и анекдотами на последней странице есть самое безобидное проявление медиа. Куда опаснее медиа, имитирующие серьезные издания — они не просто НЕ информируют человека о событиях, они его совершенно ДЕЗОРИЕНТИРУЮТ, формируя ложную картину действительности. То есть медиа выполняют функцию, прямо противоположную назначению средств массовой информации. Простейший пример: попробуйте посчитать, сколько по новостным и «аналитическим» программам государственных телеканалов РФ проходит сюжетов о поддержке отечественной науки, инновационных технологий и т. д. Из всей этой шумихи о многократном увеличении финансирования науки можно сделать совершенно ложный вывод о том, что с наукой в стране дело обстоит просто замечательно. А теперь попробуйте перечислить хотя бы несколько важных научных открытий, сделанных русскими учеными за последние 15 лет. Да, задача не из легких, потому как медиа вам о них не сообщали. А если и сообщали, то это были «утки» об изобретении некоего вечного «вакуумного двигателя» или пластмассы, обладающей свойствами металла. И не надо повторять вслед за теледиктором мантры про нанотехнологии. Что это такое, не смог объяснить даже директор недавно созданной госкорпорации «Роснанотех» господин Маломуд. Зато медиа успешно вбили в головы тупых обывателей, что за нанотехнологиями будущее, а раз Путин поддерживает нанотехнолгии, значит, мы на верном пути в светлое завтра.

В общем, медиа отличаются от средств массовой информации так же, как мясо краба от крабовых палочек из сои, которые валяются в любом гастрономе — с виду похоже, но по вкусу… Впрочем, в ситуации, когда мясо краба никто не пробовал, и соя будет крабом. Медиа — это суррогат СМИ, который при тотальном засилье медиа на рынке массовых коммуникаций принимается за чистую монету. В чем же предназначение медиа? В том, чтобы формировать у масс ложное представление о реальности? Не совсем. Не обманывать, не скрывать правду, не пропагандировать выгодную властям версию событий, нет, перед медиа стоит более масштабная задача — полностью оградить сознание обывателя от реальности. Реальность — это то, что показывают в реалити-шоу «Дом-2». Главный вопрос современности — какой шампунь лучше помогает от перхоти. Политика — это рассуждения о том, когда будет названа фамилия преемника и яростные споры о том, сколько процентов голосов он получит на выборах — 72 или 75.

В деле ограждения обывательского сознания от реальности манипуляции с историческим сознанием сегодня уже не играют той роли, каковая им отводилась 20 лет назад. У эталонного члена потребительского общества вообще не должно быть истории! Он вне истории, он ничем не связан с прошлым, не строит будущее, не влияет на настоящее, он вообще должен быть свято уверен, что от него ничего не зависит. Медиа теперь не деформируют историческое сознание (деформировать можно лишь то, что существует), они его успешно стерилизуют. Самая массовая газетенка РФ «Аргументы и факты» не вызывает у меня ничего, кроме легкой тошноты, но я ее пролистываю исключительно из научного интереса, поскольку она является своего рода барометром отупения населения.

Помню, лет десять назад в каждом номере «АиФ» была большая статья или хотя бы пара заметок на историческую тему. И дело не в том, что публикации были на уровне ахинеи, которую строчит драматург Радзинский, и даже не в том, что главной задачей редакция по инерции считала обсирание советского прошлого (вряд ли за это сейчас платят, как при Яковлеве). Факт в том, что тогдашнему читателю такие имена, как Тухачевский, Бисмарк, Наполеон III и Чан Кайши что-то говорили.

С тех пор 24-полосный еженедельник увеличился в объеме ровно вдвое, но исторические экскурсы практически полностью исчезли из издания. За первое полугодие 2008 г. я отыскал всего несколько публикаций. Весьма показательны темы: как большевики убивали демократию; кто отравил Сталина?; кто убил Горького: туберкулез или советская власть?; как чуть не убили Шолохова; сколько своих убили во время войны особисты? У неискушенного читателя должно сложиться ощущение, что в СССР жили одни маньяки, которые с энтузиазмом друг друга убивали. Лишь одна статья к 65-летней годовщине победы под Сталинградом имеет вполне пристойный вид, и то лишь потому, что это не сочинение «историка» или журналиста, а запись воспоминаний летчика-штурмовика Ивана Стрыго. Правда, рядом редакция опубликовала свой бред на тему: что было бы, если бы Сталинградская битва завершилась не так, как на самом деле, но не будем смеяться над убогими.

Однако историческая тема не просто исчезла со страниц еженедельника, она была заменена суррогатом двух видов. Первый — это пространные рассуждения всевозможных поп-звезд о судьбах родины, в которых они проводят нехитрую мысль о том, что раньше все было плохо, не было свободы и водка по талонам, а сейчас, слава богу, в магазинах всего навалом, значит, мы на верном пути. Второй — это вообще клинический бред лиц, притворяющихся «учеными», о прошлом цивилизации. Я, честно говоря, этот информационный понос не потреблял, но судя по заголовкам и подписям к фотографиям, речь там шла о следующем: жрецы майя вживляли своим сородичам в мозг микро-чипы и превращали их в киборгов, которые построили пирамиды; деятели древней истории умели перемещаться во времени и потому одни и те же персонажи действовали в разных эпохах; древние индейцы приручали динозавров.

Я рассказываю об этом лишь потому, чтобы те, кому сегодня 20 лет, могли представить, какое значение имела два десятилетия назад спецоперация по деформации исторической памяти нашего народа. Советская материалистическая идеология базировалась на постулате о том, что каждый человек является творцом истории, что именно в этом его истинное предназначение, а вовсе не в том, чтобы иметь много барахла и получать побольше всяческих наслаждений. Государство, пусть и с оговорками, но большинство воспринимало как итог коллективного труда поколений, результат социального, культурного, экономического, политического творчества. Слова «наше государство», «наша страна» произносились людьми совершенно естественно, они ассоциировали себя с государством, его прошлым, настоящим и будущим.

Потом наступила пора, когда кучка шакалов пожелала отобрать государство у её граждан. Но как тысячи, пусть даже сотни тысяч хищников могли захватить государство, которое своим считали 270 миллионов? Силой этого добиться нельзя, но оказывается, можно сделать так, чтобы сотни миллионов граждан добровольно отреклись от страны. Для этого нужно убедить их, что государство плохое, что гордиться им стыдно, что в его прошлом — только кровь и грязь, светлое и героическое всегда существовало исключительно вопреки варварской государственной сути. СССР был первой и величайшей космической державой мира, и это было предметом гордости, хотя вряд ли обыватель мог объяснить, какая ему есть конкретная польза от орбитальной станции «Мир». Покорение космоса — великая цель, которая не нуждалась в каком-то меркантильном обосновании. Но в течение буквально нескольких лет в общественном сознании произошли тектонические сдвиги— массы вдруг осознали, что высшая цель — это иметь видеомагнитофон и импортные шмотки. Космическая сверхдержава — это неправильное государство, потому что витрины магазинов в ней не завалены копченой колбасой.

Вообще-то, стране, создающей луноходы, атомные ледоколы и орбитальные станции, нетрудно обеспечить население копченой колбасой. Но шакалы усиленно внушали обывателю, что «эта страна» — неправильная, убогая, агрессивная, тупая и неэффективная, не способна накормить народ колбасой из-за своей врожденной дефективности, и доказательством тому объявляли дефицит этой самой колбасы. Если государство плохое, то надо его сломать, отдать в руки хорошим дядям, которые перестроят его, сделают правильным, эффективным, и тогда у каждого будет полный холодильник колбасы и две «Волги» в гараже. В течение всей перестройки ее идеологи внушали народу отвращение к своей стране и смогли, наконец, добиться того, что подавляющее большинство добровольно отказались от государства, отдав его в руки тех, кто обещал его переделать во благо всех и каждого, а завладев желанной добычей, разодрал его ради удовлетворения своей ненасытной алчности.

Очернение истории — важнейший элемент стратегии перестройщиков. Цель их фекальных манипуляций — подрыв легитимности государства. Одним из столпов его легитимности была вера в справедливость. Советский человек был свято уверен, что СССР, какими бы внутренними недостатками ни обладал, служил высшим идеалам справедливости: мы никогда не вели захватнических войн, не имели колоний, не угнетали другие народы. Во время Второй мировой войны мы заплатили за победу громадную цену — более 20 миллионов жизней. Во имя чего были эти жертвы? Во имя высшей справедливости! Ведь мы освобождали Европу от нацистов, Китай и Корею от японцев не для того, чтобы сменить один оккупационный режим другим и даже не для того, чтобы потребовать потом оплатить услуги, как это сделали американцы с Западной Европой. Нашим людям вполне естественным казалось то, что в пользу Польши мы отказались от доли своих репараций с Германии, а после создания ГДР полностью списали им репарационный долг. Ведь это были наши друзья, а брать деньги с друзей немыслимо. Нашим людям и в голову не могло прийти упрекнуть советское руководство в том, что в 1946 г. оно гнало эшелоны с зерном в Венгрию, спасая от голода вчерашних врагов, хотя у самих дети ели горький хлеб, да и тот не досыта. Само понятие справедливости было настолько глубоко укоренено в сознании советского народа, что поделиться последней коркой с голодным было совершенно естественным делом. Русских можно было обвинить в чем угодно, но в эгоизме, жадности и подлости — никогда.

Удар, который нанесли все эти Яковлевы, вульфсоны, Сахаровы и афанасьевы, оказался для нашего народа страшнее ядерного потому, что он разрушал не города, а идеалы. Дело было не в том, что Молотов подмахнул Риббентропу пару сомнительных бумажек, а в том, что государство, которому миллионы верили, самым циничным образом предало принципы справедливости, то есть ЭТО ГОСУДАРСТВО ПРЕДАЛО НАРОД. Да, пара страниц текста действительно переворачивала сознание людей, потому что выходило, что наше государство виновато в том, что началась Вторая мировая война, что был Освенцим, Дрезден и блокадный Ленинград. Простить колбасу по талонам советские люди государству могли, но предательство справедливости — нет.

Подрыв легитимности государства в глазах народа был весьма масштабной военно-пропагандистской операцией, осуществленной советской интеллигенцией — главной революционной (или контрреволюционной, если хотите) силой либеральной революции (контрреволюции) 1985 — 1991 гг. Миф о «секретных протоколах» был одним из самых важных этапов пропагандистской войны против СССР, имеющий помимо морально-психологического сугубо прикладное значение — именно этот миф стал базовым для сепаратистских прибалтийских движений, которые уже в 1990 г. сделали распад Советского Союза свершившимся фактом. Логично будет предположить, что после разгрома СССР «секретные протоколы» Молотова — Риббентропа потеряют свою актуальность, став предметом занудных споров историков, специализирующихся на истории Второй мировой войны, но никак не оружием политиков и дипломатов. На деле же мы видим обратное. Чтобы в этом убедиться, достаточно набрать в «Яндексе» слова «пакт Молотова — Риббентропа»: подавляющее большинство найденных ссылок будет на новостные страницы информационных агентств, а не на исторические порталы.

Да, с помощью фальшивых «секретных протоколов» Советский Союз был убит, но по сию пору нет никакой гарантии, что он не возродится в той или иной форме, А потому оказавшееся столь эффективным идеологическое оружие рано сдавать в музей. Наоборот, надо всячески усовершенствовать те пропагандистские инструменты, благодаря которым прибалтийские страны были вырваны из своей исторической колыбели, и наскоро прицеплены к ЕС и НАТО. Если НАТО существует, значит, солдат тех стран, что входят в его состав, надо готовить к войне. А с кем могут воевать Эстония или Польша, кроме как с русскими? Гитлер в свое время попользовал эстонцев в войне против нас так же, как Наполеон когда-то поляков. Европейцы и американцы с явным облегчением вздохнут лишь тогда, когда Россия будет окончательно разорвана на куски. Русские сейчас не угрожают Западу даже гипотетически. РФ сегодня — это униженный прислужник хозяев мира. Но дело в том, что Россия потенциально опасна для Запада не как военный противник, а как носитель вируса иной цивилизации.

Поэтому возрождения России Запад совершенно не желает. Что же может стать идеологической базой возрождения нашей страны? Вряд ли идеализации будет подвергнута романовская империя, пусть даже олицетворяемая Петром I или Екатериной Великой. Гораздо более опасен ренессанс советской цивилизации — России Сталина, Лысенко, Чкалова, Рокоссовского, Королева, Гагарина. Вот против такой России и будет вестись борьба до конца — пока она не окажется окончательно погребена под фекалиями потребительского общества. Народ— это не просто толпа местнопроживающих. Народ — есть коллективный носитель политической воли. Задача нынешнего режима— превратить массы населения в политически безвольных обывателей. Только это будет залогом выживания правящего режима, только это даст гарантию того, что Россия никогда не возродится, как самодостаточная мировая держава. «Знание подлинной нашей истории является фактором номер один для оздоровления страны. Пока мы не будем знать, что с нами произошло, мы останемся рабами, стадом» — это слова прораба перестройки Яковлева, который отлично понимал, что к чему. Поэтому на деле он до последних дней своей жизни занимался фальсификацией истории, выпуская на средства зарубежных спонсоров сборники документов, нашпиговывая их фальшивками.

Спецоперация «Секретные протоколы» была продолжена Яковлевым и К° уже после крушения СССР. Нашлась в том и чисто утилитарная надобность. В 1992 г. скелеты «секретных протоколов» вновь были извлечены из пыльного шкафа. На этот раз они потребовались в качестве вещдоков во время судебного процесса по делу КПСС, который проходил 26 мая по 30 ноября 1992 г. Особо рьяные «демократы» предлагали закрепить победу над Советским Союзом неким аналогом Нюрнбергского трибунала, который должен заклеймить коммунизм, как явление, чуждое человеческой природе. Бывший член ЦК КПСС Ельцин на это не решился, потому как имел все шансы оказаться на этом процессе в качестве подсудимого.

Но дело приняло неожиданный поворот: депутаты-коммунисты внесли в Конституционный суд вопрос о конституционности указов Президента РФ и о приостановлении деятельности, а затем и запрете КПСС и КП РСФСР и о партийном имуществе. Как нетрудно понять, ключевым был вопрос об имуществе партии. Таким образом, правящий режим оказался в роли оправдывающегося, и эрзац-Нюрнберг не получил нужного резонанса. Решение Конституционного суда в итоге получилось компромиссным: имущество КПСС, конечно, никому не отдали, и ликвидацию руководящих органов партии признали законной, но местные ячейки компартии сочли легитимными и не подлежащими ликвидации.

«Демократы» даже пытались контратаковать. Так депутат Румянцев внес от имени либеральных депутатов встречный вопрос о конституционности КПСС и КП РСФСР. Коль уж суд затеяли, то туда надо представить документальные доказательства преступного характера компартии, причем требовались исключительно подлинные документы, а не стенограмма Съезда народных депутатов, заклеймившего «секретные протоколы» за «отход от ленинских принципов внешней политики».

Официальная версия дальнейших событий такова: в июле 1992 г. содержимое Архива президента РФ, доставшееся Ельцину в наследство от генсеков, изучали тогдашний руководитель президентской администрации Юрий Петров, советник президента Дмитрий Волкогонов, главный архивист Рудольф Пихоя и директор архива Александр Коротков. 24 сентября они вскрыли «закрытый пакет №1». По словам Короткова «документы оказались настолько серьезными, что их доложили Борису Николаевичу Ельцину. Реакция Президента была быстрой: он немедля распорядился, чтобы Рудольф Пихоя как главный государственный архивист России вылетел в Варшаву и передал эти потрясающие документы президенту Валенсе. Затем мы передали копии в Конституционный суд, Генеральную прокуратуру и общественности [Цит. по: Катынский синдром в советско-польских и российско-польских отношениях http://katynbooks.narod.ru].

Документы из «закрытого пакета» №1 говорили о том, что Политбюро ЦК ВКП(б) постановило умертвить польских военнопленных. Конечно, элементарный здравый смысл подсказывает, что по решению Политбюро в СССР никого не убивали, ибо для этого есть соответствующие судебные и специальные внесудебные органы. Но правящему режиму надо было обвинить именно КПСС, поэтому преступление, реально совершенное германскими оккупантами в 1941 г., приписали Политбюро.

Через некоторое время, а именно 27 октября в «закрытом пакете №34» были обнаружены «оригиналы» якобы тщательно скрывавшихся «секретных протоколов» Молотова — Риббентропа, а в пакете №35 карты с автографами Сталина и Риббентропа. В данном случае «секретные протоколы» потребовались, что называется, до кучи, дабы конъюнктурность якобы случайной находки «катынского» пакета №1 не так бросалась в глаза. Впрочем, по прошествии 16 лет эти находки в президентском архиве все же выглядят более чем странными. По официальной версии в архивах генсеков скопилось до полутора тысяч закрытых пакетов с документами наивысшей степени секретности. Но общественности предъявили содержимое одного пакета, а содержимое другого — «секретные протоколы» — лишь огласили. А что же было в остальных — неужели ничего интересного?

Любопытного там, конечно, было много. И новая «демократическая» власть устами своих самых «демократических ученых» неоднократно торжественно обещала обнародовать содержимое главного партийного архива. Газета «Коммерсант» опубликовала 15 апреля 1993 г. такую заметку:

ПАРТИЙНЫЕ АРХИВЫ СТАНУТ ДОСТОЯНИЕМ НАРОДА

Документы из бывших архивов ЦК КПСС и Центрального партийного архива, которые до августа 1991 года хранились под грифами «строго секретно» и «особая папка», скоро появятся в печати. Вчера об этом было заявлено на состоявшейся в пресс-центре МИД России презентации нулевого номера журнала «Источник», редакция которого намерена публиковать только архивные материалы. «Источник» — приложение к журналу «Родина». Учредитель нового журнала — Верховный Совет России.

Главный редактор журнала «Родина» Владимир Долматов рассказал корреспонденту Ъ, что идея нового журнала возникла после издания в августе 1991 года указов президента России, согласно которым архивы КГБ СССР и учреждений КПСС, находящихся на территории РСФСР, передавались в ведение архивных органов России. В результате огромное количество ранее недоступных архивных материалов было рассекречено. Еще до принятия указов редакции удалось установить контакты со многими архивами, которые и пригодились впоследствии. <…>

Присутствовавший на презентации председатель Комитета по делам архивов при правительстве России Рудольф Пихоя сказал корреспонденту Ъ, что выход журнала «Источник» он считает особенно важным, поскольку принцип подачи материалов в нём — публикация только архивных документов без каких либо комментариев — поможет читателям самим оценить те события прошлых лет, сведения о которых раньше были доступны лишь немногим.

Журнал будет выходить тиражом 20 тыс. экз. раз в два месяца и распространяться как по подписке (600 руб. за 6 номеров), так и в розницу по свободной цене.

Тел. редакции журнала «Источник»: (095) 203-60-25 [http://www.kommersant.ru/doc.aspx?fromsearch=4c6ecf91-e7fd-4552-8a92-e1f061db0f7b&docsid=45126.].

«Источник» действительно издаётся. Однако сенсационные секретные документы из партийных архивов почему-то не обнародуются. Чтобы как-то объяснить странное молчание относительно содержимого других сотен «закрытых пакетов» с грифом «Особая папка» демократические «историки» что-то невнятно бормочут насчет того, что новая «демократическая» власть засекретила все (!!!) документы из архива Политбюро и генсеков. Это не мешает им с пеной у рта клеймить прошлую власть как раз за то, что та, дескать, подло скрывала от народа правду.

Поскольку сами документы не публикуются, остается выуживать крохи информации из воспоминаний прикоснувшимся к ним избранных счастливцев. Вот какими откровениями делится с нами бывший руководитель аппарата президента СССР Горбачева Валерий Болдин:

«То, что Горбачев большой мистификатор, секрета не представляет. Во всяком случае, в 1987 году секретные протоколы и карты были положены ему на стол. Он расстелил карту и долго изучал ее. Это была крупномасштабная карта с обозначением населенных пунктов, рек и прочего на немецком языке. Он изучал линию границы, которая была согласована. Насколько помню, там стояли две подписи: Сталина и Риббентропа. Потом Горбачев посмотрел и сам протокол — небольшой документ, по-моему, всего два листочка, и обратил внимание на то, что подпись Молотова была сделана латинскими буквами. Та главная загадка, которая всех сбивала с толку и была необъяснима. Горбачев изучал документы долго, потом сказал: «Убери, и подальше!». Шло время, и вдруг эти протоколы стали вызывать повышенный интерес. Их запрашивали и Фалин, и Яковлев. Я доложил об этом Горбачеву. Он сказал: «Никому ничего давать не надо. Кому нужно — скажу сам». А на первом Съезде народных депутатов он заявляет, что «все попытки найти этот подлинник секретного договора не увенчались успехом». Вскоре после этого он пригласил меня к себе и спросил как бы между прочим, уничтожил ли я эти документы. Я ответил, что сделать этого не могу, на это нужно специальное решение. Он: «Ты понимаешь, что представляет сейчас этот документ?» Ну, после того, как он на весь мир заявил, что документов этих не видел, я представлял, насколько для него это неуютная тема, он хотел бы поскорее уйти от нее и забыть, но сделать это было не так-то просто. Он еще дважды спрашивал, уничтожены ли секретные протоколы. Документы эти многократно зарегистрированы в различных книгах и картотеках, поэтому либо надо было уничтожить все книги, потому что подтирки делать там, естественно, нельзя, либо переписывать книги заново, — а это многолетние, начиная с тридцатых годов, записи. Вообще сделать это невозможно в принципе» [Гарифуллина Н. Мистификаторы. Руководитель аппарата экс-президента СССР Валерий Болдин «уточняет» А. Яковлева и М. Горбачева // «Советская Россия», 11 марта 1993 г.].

Удивительно, что об этом случае Болдин хранил молчание столь долго, и поделился воспоминаниями, находясь под следствием по делу ГКЧП. Горбачев категорически отрицал, что Болдин представлял ему некий доклад о «секретных протоколах» и показывал их оригиналы. Первооткрывателей у «оригиналов» протоколов Молотова — Риббентропа много, и множатся они с каждым днем. Один из них — известный антисоветчик Буковский, которого в свое время отпустили на Запад в обмен на лидера чилийских коммунистов Луиса Корвалана. Вот что он рассказывает в интервью «Новой газете»:

   —В двадцатых числах августа 1991 года, сразу после путча ГКЧП, я приехал в Москву и начал уговаривать власти открыть архивы и устроить суд над КПСС. К тому времени я уже был хорошо знаком с людьми из ближайшего окружения Ельцина — Геннадием Бурбулисом и Михаилом Полтораниным. Я к ним пришел с этим предложением и объяснил, что если этого не сделать, то коммунисты оживут и снова станут серьезной угрозой. И более-менее всех уговорил — кроме Ельцина. Тем не менее я предложил созвать международную комиссию из историков, открыть архивы и постепенно все обнародовать. Был даже подписан черновой договор между главой Росархива Рудольфом Пихоя и мной. У меня были доверенности Гуверовского института войны, революции и мира и еще целого ряда западных исследовательских институтов, то есть я действовал как их представитель.

Этот договор у меня где-то до сих пор хранится. Он был написан от руки и подписан Пихоя и мной. Как впоследствии выяснилось, никакого значения он не имел и оказался филькиной грамотой. Когда чуть позже я снова приехал в Россию, оказалось, что все изменилось. Ельцина уговорили подписать какую-то инструкцию, согласно которой возвращаются правила секретности, существовавшие до падения советской власти.

—Это когда произошло?

—К концу того же 1991 года. Ельцин, несмотря на все ходатайства Бурбулиса и Полторанина, выступил против идеи суда. Он сказал, что не надо раскачивать лодку. Конъюнктура очень быстро, буквально в течение месяца, изменилась, и никакой речи о комиссии, о суде, об открытии архивов уже просто не было. Всё вернулось на круги своя. Я не смог в архивах посмотреть даже собственное дело. Мне сказали, что подписано решение о засекречивании материалов после 1961 года. А «особые папки» засекретили чуть ли не со сталинских времен. И я уехал из России, потеряв всякое желание возвращаться.

Но к весне моё предсказание оправдалось. Коммунисты зашевелились, ожили и подали в Конституционный суд на Ельцина, оспаривая его решение о запрете КПСС. Мне позвонили от Бурбулиса и попросили приехать помочь с этим судом. Я сразу же сказал, что приеду при одном условии: если будут открыты архивы. Меня заверили, что они будут открыты. Весной 1992 года действительно была создана президентская комиссия по временному рассекречиванию архивов для нужд судебного дела. К моменту моего приезда она уже работала. Кое-что уже было доступно.

—А с чего вы начали рассекречивание?

—В основном смотрели документы ЦК. Как известно, было три уровня принятия решений — Политбюро, секретариат ЦК и аппарат ЦК (отделы). В основном рассекречивались документы секретариата и аппарата. В августе 1991 года здание ЦК было опечатано. Его взяли под контроль и сменили охрану. Поэтому архивы, находившиеся в здании ЦК на Ильинке, оказались в руках российских властей. А архив Политбюро где-то за год до того был перевезён в Кремль и приобщен к Президентскому архиву, то есть к архиву Горбачева. И поэтому был недоступен российской власти.

—А кому он был доступен?

—В тот момент Ельцин уже мог распоряжаться архивом, он стал президентом страны. Но все было не так просто. Если в здание ЦК мы могли ходить, смотреть описи, по описям заказывать документы и через суд их пробивать, то в Президентский архив мы даже попасть не могли.

—Кто это — мы? Члены комиссии?

—Да, группа экспертов. Я официально был экспертом Конституционного суда по делу «КПСС против Ельцина». В архиве Политбюро мы не могли ничего толком заказать, потому что не видели описей. А не имея описей, невозможно было дать номер документа и шифр. Президентский архив этим пользовался. Если мы запрашивали какой-нибудь документ, они требовали его номер, шифр и дату решения Политбюро, отлично зная, что ничего этого у нас нет. Но механизм получения особо важных документов существовал. Если мы очень хотели получить некий документ, мы шли к Бурбулису и Полторанину, они шли к Ельцину Ельцин вызывал начальника архива, стучал кулаком по столу, и назавтра документ нам предоставляли.

Но это был довольно сложный алгоритм. Каждую бумажку так вышибать невозможно. Главой ельцинской администрации был некий Петров, которого Ельцин притащил с собой еще из свердловского обкома. Он по статусу отвечал за Президентский архив. Поэтому пробиться туда мы не могли никак. Это был старый обкомовец, который душой принадлежал партии и вовсе не хотел, чтобы такие люди, как мы, туда совали нос. Только через Ельцина и со скандалом можно было что-то получить. Так мы, например, получили документ о вторжении в Афганистан, хотя архив нам отвечал, что никакого решения об этом вторжении Политбюро не принимало.

—Как вам удавалось копировать документы?

—Я их сканировал. Купил портативный компьютер и ручной сканер — по тем временам это было большой новинкой даже на Западе. Я приобрел экспериментальную модель у фирмы-производителя. В широкой продаже их еще не было, а в России о такой технике даже не слышали. И не подозревали, чем я, собственно, занимаюсь. Хотя никакого закона я не нарушал. Нам запрещалось ксерокопировать документы, но упоминания о сканировании в инструкциях не было. Они же были составлены очень давно, ещё при советской власти. Потом чиновники наконец сообразили, чем я занимаюсь. Помню, кто-то закричал однажды: «Он же все копирует! Он же все на Западе опубликует!». Я спокойно собран вещи и вышел из здания… Слава богу, не задержали, дали уехать.

—Вам удалось, насколько я знаю, скопировать даже некоторые документы, не рассекреченные для Конституционного суда.

—Да. В основе своей это были документы, связанные, как они выражались, с агентурной работой. А по их правилам агентуру расшифровывать нельзя ни при каких обстоятельствах.

—Как вам удалось добраться до этих документов?

—Я запрашивал документы по описи. А описи устроены так, что по ним не поймешь, что это за документ. Названия, например, такие: «Вопрос международного отдела ЦК» или «Вопрос КГБ СССР». Нужно было догадываться, что это мог быть за вопрос в то время. Я разозлился и потребовал открыть все документы из «особых папок». Вообще все. И власти на это пошли.

Так вот, однажды заходит в комнату отдыха президентской стороны, участвовавшей в процессе, член комиссии по рассекречиванию Котенков (тогда представитель президента в Верховном совете) и радостно мне сообщает, что в комиссии для меня много новых материалов рассекретили — целую папку. Не все, конечно, есть документы, связанные с агентурой, эти — никак, а остальное вот — читай! И кладет передо мной одну папку. А вторую кладет на свой стол. Тут начался обеденный перерыв, и они все отправились на обед. В пустой комнате остались я и две папки. Ну я, конечно, начал с папки Котенкова...

—Какой массив материала вам удалось просмотреть?

—Много тысяч документов, а скопировал я порядка семи тысяч. Вообще комиссией было отобрано 48 томов, но все я не сканировал. Очень большую часть составляли вещи, мне мало интересные, например, коррупция в КПСС.

—Что такое «особая папка»?

— «Особая папка» — это форма секретности. Есть разные формы — «секретно», «сверхсекретно», «особой важности», «лично», «особая папка». А в президентском архиве, то есть в архиве Политбюро, еще была такая форма, как «особый пакет». Это запломбированный мешок, на котором не написано, что в нем находится.

—Что хранилось в таких «особых пакетах»?

—Сведения о всех крупных убийствах: например, о катынском деле — расстрел пленных польских офицеров в 7940 году. Но не только. Там же находился секретный протокол к договору «Молотов — Риббентроп» от 1939 года. Там вообще много вещей, не приятных для власти.

Президентский архив после суда снова перевели на Ильинку в здание ЦК. Но он хранится отдельно, в него нужен особый допуск…[Хмельницкий Д. Я вооружился копиями «Новая газета», 20 декабря 2004 г., http://2004.novayagazeta.ru/nomer/2004/93n/n93n-s43.shtml]

Как следует со слов Буковского, он остался один на один с «особой папкой», в которой хранились «секретные протоколы» и сведения «о всех крупных преступлениях». В руках у него был сканер. Логично будет предположить, что самые сенсационные документы советской эпохи, не одно десятилетие будоражащие умы прогрессивного человечества, он скопирует. Однако именно бумаги из «особых пакетов» бывший диссидент не копирует. Более того, Буковский даже не упоминает, что же было в этих пакетах, кроме уже известных нам бумаг по катынскому делу и «секретных протоколов» Молотова — Риббентропа. «Много вещей, неприятных для власти» — это очень уж расплывчатая формулировка.

Буковский, надо отдать должное его последовательности, ненавидел прошлую советскую власть, ненавидит он и нынешнюю эрэфовскую. Так с чего это он упускает возможность предать огласке неприятные для нее документы? Объяснение простое: никаких «особых пакетов» этот «эксперт» и в глаза не видал, потому он о них и не может сказать ничего вразумительного, повторяя лишь общеизвестные штампы. Правда, даже повторить правильно не может, называя «закрытый пакет» «особым пакетом». А если кто-то все еще верит, что Буковский действительно работал с секретными документами, то спросите у этого типа, в каком месте ему померещился гриф «сверхсекретно». Это уже из разряда анекдотов про Штирлица.

Вывезя копии документов на Запад, Буковский их там опубликовал. Так называемый архив Буковского доступен в Интернете по адресу http://www.2nt1.com/archjve/buk-rus.html, но искать там изображения скандальных «секретных протоколов» бесполезно — документов, датированных между февралем и октябрем 1939 г. там вообще нет. Опять приходится верить на слово ельцинскому «эксперту»: он, дескать, видел собственными глазами и держал в руках. Кстати, хранение исторических документов 30-х годов в президентском архиве противоречит нормам Положения об Архиве президента РФ, ибо он создан 17 февраля 1992 г. как структурное подразделение президентской администрации для хранения документов, связанных с деятельностью Ельцина и его преемников. Почему якобы обнаруженные там «секретные протоколы» не были переданы по подведомственности? Только потому, что «секретные протоколы» не существуют, а всякого, кто осмелится их запросить, пошлют куда подальше, сославшись на то, что данный документ хранится в секретном фонде. Так оно и происходит.

Почему-то прикасаются к скандальным документам, связанным с «секретными протоколами» только самые ярые антисоветчики: Ельцин, Яковлев, Волкогонов, Пихоя, Буковский, Болдин, Фалин и Вульфсон с Безыменским. А потом долго и витиевато рассказывают, что же они увидели. Но показать никому не желают. Правда, их россказни совершенно не согласуются друг с другом, и это понятно — врать всем одинаково невозможно. Например, Ельцин видел сразу десять «секретных протоколов»! Наверное, с перепоя у него двоилось в глазах и известные нам четыре он принял за десять. Даже если считать разъяснение к «секретному протоколу» от 28 августа 1939 г. и один доверительный протокол, получится лишь шесть документов. Вот как сам высокопоставленный алкаш поведал об этом в своих мемуарах «Записки президента»:

«Запомнилось, как Горбачёв передавал мне свой секретный архив. Он достал кучу папок и сказал: это из архива генеральных секретарей, берите, теперь это все ваше.

Я ответил, что до той поры, пока все это не обработают архивисты, не притронусь к бумагам. Я знал, что там есть и вовсе не стратегические, а просто очень интересные и важные материалы для историков — например, письма репрессированных писателей на имя Сталина, неизвестные эпизоды из политической жизни Хрущева, Брежнева, история Чернобыля, афганской войны и так далее.

Кстати, через несколько месяцев именно в этом архиве были найдены оригиналы всех знаменитых секретных соглашений пакта Молотова — Риббентропа. Двухметровые карты с подписями Сталина и Риббентропа — у Сталина красный карандаш, у Риббентропа синий. Видно, как они «правили» границы. Один тут правит, другой там... И потом крупными буквами их подписи. Нашли десять секретных соглашений. В них абсолютно ясно видна вся грязная политика Гитлера и Сталина.

На съезде народных депутатов Союза А. Н. Яковлева назначили председателем комиссии по правовой оценке пакта Молотова — Риббентропа. Этой комиссии удалось найти только копии документов. И то не всех, трех вообще не было.

Яковлев обращался к Горбачеву с просьбой помочь в поисках документов. Горбачев сказал, что все было уничтожено в пятидесятых годах. Сейчас выяснилось, что пакеты с оригиналами документов были вскрыты руководителем секретариата Горбачева Болдиным. Естественно, Болдин доложил своему шефу о том, что обнаружены документы, которые искали историки всей планеты.

Когда мне сообщили о том, что найдены эти документы, я тут же позвонил Яковлеву: «Александр Николаевич, нашлись документы». Сначала я услышал его радостный возглас: «Наконец-то, я всегда в это верил!» Ну а потом он в сердцах добавил несколько слов — повторить их я не решаюсь» [http://www.fb2book.com/?kniga=7110&strn=30&cht=1].

Копировал документы из архива Политбюро и Дмитрий Волкогонов (вроде как с разрешения Ельцина). Копировал и отчего-то тоже передавал за границу (архив доступен в Интернет по адресу http://www.loc.gov/rr/mss/text/volkogon.html). Читаем интервью с директором Государственного архива Российской федерации Сергеем Мироненко, опубликованное русским журналом «Вестник», издаваемым в США (№ 13(350) от 23 июня 2004 г.):

«…—Покойный Дмитрий Антонович Волкогонов передал, говорят, большое количество документов в США из архива Политбюро. Это так?

—Оригиналы Волкогонов не передавал — можете мне поверить. Но он снимал копии, имея полномочия от президента России, несмотря на то, имеет ли документ гриф «сов. секретно» или нет. Поэтому доступ к копиям этих документов, оказавшихся в библиотеке Конгресса США, проще, чем в наших архивах — к оригиналам. Это понятно, да?

—Конечно. Что такое «особая папка», Сергей Владимирович? Это папка, куда складывались особо секретные бумаги?

—Нет. «Особая папка» — это тип документа, степень секретности. Такая «особая папка» существовала и в Политбюро, и в правительстве, и в министерствах. В протоколах заседания Политбюро можно прочитать: «Слушали. Постановили. Решение — «особая папка». То есть даже среди членов Политбюро это была высшая степень секретности, материалы Политбюро хранились не в одном делопроизводстве, а в разных» [http://www.vestnik.com/issues/2004/0623/koi/nuzov.htm].

Опять мы сталкиваемся с удивительным фактом: почему-то именно «секретные протоколы» Волкогонов не скопировал и никуда не передал, ограничившись устным сообщением о находке.

А вот какими воспоминаниями поделился с еженедельником «Совершенно секретно» еще один член секты «свидетелей протоколов» — сотрудник аппарата ЦК КПСС Юрий Мурин [Редакция еженедельника «Совершенно секретно» даёт о Юрии Мурине краткую справку: «С 1972-го по 1990 год работал в архивах Общего отдела ЦК КПСС, с 1990-го по 1991 год — в Архиве президента СССР, с 1992 — 1994 в Архиве президента РФ. Сейчас на пенсии».]:

«В 1986 году мне стало известно о существовании в Архиве Политбюро закрытого пакета № 1 с надписью «О поляках, постановление Политбюро П 13/144 от 5.111.1940 г., записка НКВД СССР (Берия) 794/Б, март 1940 г.». Это были документы, относящиеся к расстрелу военнопленных польских офицеров, так называемое «Катынское дело». Вскрывать этот пакет имел право только Генеральный секретарь ЦК КПСС. С содержанием документов были ознакомлены все лидеры СССР, от Хрущева до Горбачева. Последний раз пакет №1 вскрывали 24 декабря 1991 года, и он был вновь запечатан с пометками «Справок не давать» и «Без разрешения руководителя аппарата президента СССР не вскрывать».

Накануне сложения своих полномочий президент СССР Горбачев ознакомил президента РФ Ельцина с содержанием документов, представляющих наивысшую государственную тайну, в том числе с документами о расстрелах польских офицеров в 1940 году и с секретными протоколами советско-германского пакта 1939 года. Горбачев, очевидно, полагал, что передача этих документов Ельцину возложит на того ответственность за их дальнейшую судьбу. Но Ельцин поступил иначе. Документы были возвращены в Архив президента СССР, а спустя неделю сам архив был переподчинен Ельцину. Таким образом, вина в сокрытии документов о расстрелах польских офицеров и подлинников секретных статей советско-германского пакта 1939 года оказалась возложена на Горбачева.

В 1992 году члены президентской комиссии под председательством генерала Волкогонова «обнаружили» этот пакет и обнародовали его содержание <…>

Работая над выявлением документов по советско-германским отношениям за предвоенный период, я обратил внимание на несколько небольших по объему дел. Это были подлинники секретных статей советско-германского пакта 1939 года, получившего название «пакт Молотова — Риббентропа». Запомнились подписи Молотова, Риббентропа, а также росчерки Сталина и Риббентропа на карте раздела сфер влияния. Номера дел с секретными статьями пакта и картой оказались литерными. Это означало, что дела были включены в опись уже после ее оформления и находились на обычном, т. е. совершенно секретном, а не специальном хранении. Хранитель фондов разъяснила, что документы были переданы из МИДа, где находились в личном сейфе Вячеслава Молотова.

В 1987 — 1989 годах средства массовой информации стали чаще вспоминать о «белых пятнах» в истории, в том числе о подлинниках секретных статей советско-германского пакта 1939 года. 28 марта 1989 года состоялось заседание комиссии ЦК КПСС по вопросам международной политики. В своих выступлениях ученые В. Кудрявцев, А. Чубарьян, Ф. Ковалев, Г. Арбатов не отрицали существование секретных статей пакта (так как в ФРГ сохранилась их фотопленка), однако судьба подлинников оставалась загадкой. По официальным заявлениям МИД, КГБ, ЦК и Минобороны, их не находили.

Учитывая взрывоопасный характер обнаруженных подлинников секретных статей, мы с заведующим VI сектором Я А. Мош-ковым решили изъять эти документы с совершенно секретного хранения и передать их на закрытое, в запечатанном пакете. В начале апреля 1989 года заведующий Общим отделом ЦК В. И. Болдин затребовал секретные статьи пакта. Через некоторое время документы возвратились с указанием: никому никаких справок не давать. На конверте Мошков сделал запись о том, что документы были доложены В. И. Болдину.

Однако М. С. Горбачев на I съезде Народных депутатов СССР 1 июня 1989 года, отвечая на вопрос о подлинниках секретных статей пакта, заявил: «Мы занимаемся этим вопросом. Подлинников нет, есть копии, с чего — неизвестно». Через некоторое время меня вызвал Мошков.

—Положение очень серьёзное, — сказал он, — руководство спрашивает наше мнение о возможности уничтожения этих документов.

—Но о существовании подлинников знают некоторые сотрудники…

—Возьмём подписку о неразглашении.

После обсуждения пришли к решению доложить В. И. Болдину о нашем отрицательном отношении к данному предложению. В.И. Болдин выслушал наши доводы и не настаивал. Казалось, что документы надежно спрятаны в закрытом пакете. Но в обществе происходили серьезные перемены, события развивались стремительно.

Прошли «дни ГКЧП». Во второй половине декабря 1991 года, перед самым уходом с поста президента СССР в Архиве Политбюро появился Михаил Горбачев в сопровождении помощника и охраны. Его прихода здесь ждали: на сдвинутых во всю длину комнаты столах лежали документы, составляющие особую государственную тайну. Речь шла о надежном их сохранении от возможной утраты при смене власти. Выбрав удобный момент, задаю вопрос М.С. Горбачеву:

—Михаил Сергеевич, везде говорилось, что подлинники секретных статей пакта в архиве не обнаружены, а они хранятся здесь, и мы о них знаем.

—Ну что ж, — ответил М. С. Горбачев, — мы же объявили их с самого начала недействительными.

Михаил Сергеевич ушел, а мы вскоре получили распоряжение от руководства срочно передать документы «Особой папки» в Архив Генштаба. За два-три дня в опломбированных мешках документы перевезли в здание Министерства обороны. Прошло немного времени, и от нового начальства мы получили указание вернуть все на старое место, что было так же оперативно исполнено.

В октябре 1992 года средства массовой информации на весь мир заявили, что подлинники секретных статей пакта 1939 года наконец-то найдены, и тогда же состоялась их публикация наряду с другими рассекреченными документами. Так закончилась эпоха документов с грифом «Особая папка» и закрытых пакетов, ставших теперь достоянием истории [«Совершенно секретно», №2(225), 2008 г. http://www.sovsekretno.ru/app/magazines/articles/1859.pdf].

Поскольку это самый поздний источник, сообщающий об «оригиналах» протоколов Молотова — Риббентропа, он изобилует массой подробностей, но при этом никак не стыкуется с более ранними сообщениями. Со слов Мурина следует, что Ельцин ознакомился с «секретными протоколами» при передаче ему дел Горбачевым. При этом, как известно, присутствовал Александр Яковлев. Ельцин же утверждает, что лично сообщил Яковлеву о находке лишь в октябре 1992 г. Кто же из двух свидетелей врет? Да оба!

Процитирую яковлевские мемуары «Сумерки»: «Упомяну об одном грустном для меня моменте по проблеме, связанной с пактом Риббентропа — Молотова. Однажды мне позвонил Борис Ельцин (он был уже президентом, а я работал в Фонде Горбачева) и сказал, что «секретные протоколы», которые искали по всему свету, лежат в президентском архиве и что Горбачев об этом знал. Ельцин попросил меня провести пресс-конференцию, посвященную находке. Я сделал это, но был крайне удивлен, что средства массовой информации отреагировали вяло, видимо, не понимая исторического значения события…».

И ещё из того же источника: «И вот в декабре 1991 года Горбачев в моем присутствии передал Ельцину пакет со всеми документами по Катыни…» [http://www.lebed.com/2005/art4364.htm.]

Горбачев утверждает, что увидел некие документы по Катыни из «особой папки» за несколько дней до сложения полномочий, и лично ознакомил с ними Ельцина и Яковлева при передаче дел. Но почему-то о содержании другого «закрытого пакета», где хранились «секретные протоколы», ни Яковлев, ни Ельцин, ни Горбачев не упоминают. Выходит, что при передаче дел Ельцин заглянул не во все бумаги? Если допустить, что Яковлев и Мурин говорят правду, то как объяснить то, что по официальной версии Ельцин ознакомился с катынскими документами из «особой папки» только 11 октября 1992 г., после чего срочно отправил своего спецпосланника Пихоя к Валенсе? Сам Пихоя в этом вопросе безбожно путается: 14 октября в Варшаве он говорит, что катынские документы только что обнаружены, а вернувшись в Москву, вскоре заявляет в одном из интервью, что находка была сделана 10 месяцев назад.

Но даже если принять слова Мурина за чистую правду, получается, что сверхсекретные архивы Политбюро извлекались, бесконтрольно перемещались, с ними работали некие сомнительные «исследователи» при том, что сами документы хранились, мягко говоря, бессистемно, и единого их реестра не существовало (в это абсолютно невозможно поверить!). В этих условиях вбросить туда любую фальшивку, чтобы потом «вдруг» найти и легализовать— плевое дело. Поскольку якобы не было описи содержимого «закрытых пакетов», то вполне возможно, что при передаче дел в пакете №34 хранились совсем не «секретные протоколы» Молотова — Риббентропа. Кстати, Горбачев, описывая содержание «катынского пакета», не упоминает тех документов, которые там впоследствии якобы были обнаружены. А кое-что из того, что было обнаружено и передано в копиях в Конституционный суд, сегодня опять куда-то подевалось, и в «научном» обороте не участвует.

Почему никто до сих пор не видел оригиналов «секретных протоколов», понятно — трудно увидеть то, чего не существует. Интересен и вопрос о том, почему никому не показывают оригинал НЕсекретного советско-германского Договора о ненападении. Думаю, документ скрывают для того, чтобы не дискредитировать подделку этого же договора из коробки фон Леша — сразу будет видна абсолютная неаутентичность этих документов. И на всякий случай отечественные «историки» принялись напускать в этом деле туман. Вот что пишет Лев Безыменский:

«Как архивный курьёз можно охарактеризовать тот факт, что в соответствующем архивном деле ЦКВКП(б) содержались не оригиналы, а вырезки из «Известий» и «Правды» с текстами договора» [Советско-германские договоры 1939 г.: новые документы и старые проблемы // Новая и новейшая история, №3,1998 г.].

Спрашивается, что же здесь удивительного? В партийном архиве не могут храниться важные межгосударственные договора — для этого существует архив Наркомата иностранных дел. С «оригиналами» у яковлевско-волкогоновско-пихоевской шайки вышел еще один прокол. В дипломатии издавна существует правило альтерната, согласно которому наименование каждой договаривающейся стороны и подпись ее представителя помещаются в экземпляре договора, предназначенном для этой стороны, на первом месте. По этому правилу у советской стороны должны остаться документы, где первой стоит подпись Молото-ва. Но отчего-то слева он расписывается только на русских оригиналах, а на немецких его подпись стоит справа. И если бы так было всегда, то в этом можно было бы усмотреть, хоть и неправильную, но систему. Однако 10 января 1941 г. Молотов подписал первым не только русский, но и немецкий оригинал «секретного протокола» (о выкупе части территории Литвы) из советского комплекта. Запомним правило альтерната. В дальнейшем мы еще столкнемся с его нарушением, когда дело касается «секретных протоколов».

Не много ли проколов? — удивится иной читатель. Как-никак, фальсифицировали «оригиналы» не просто историки, а академики и профессора. Вот потому, уважаемые, и много проколов — ведь эти ученые нетрадиционной ориентации — демократические. Вообще, когда речь заходит о «демократических ученых», надо держать ухо востро — среди них достаточно много умственно нездоровых людей. Например, тот же Пихоя иногда совершенно серьезно произносит такие речи, что трудно удержаться от подозрений насчет его вменяемости:

«… мне пришлось обнаружить море лжи. А сколько элементарного непрофессионализма! В свое время ваш покорный слуга сидит на заседании ученого совета и слышит загробные рыдания историков партии: «А мы не можем посчитать, сколько заключенных было в Свердловской области». Я встаю и говорю: как вы не можете посчитать? «А нам данные не дают». Привет, ребята, у вас есть данные о пропускной способности железной дороги? «Есть». Вы знаете, сколько колючей проволоки туда завезли? «Да». Сколько положено проволоки на одного заключенного, знаете? «Знаем». Вот вам и ответ на вопрос» [Челябинский рабочий, 13 ноября 2003 г. http://www.chrab.chel.su/archive/13-11-03/3/А192270.DOC.html].

Допустим на секунду, что в тоталитарном СССР колючую проволоку не использовали ни в сельском хозяйстве, ни в армии, ни в промышленности, а вся она шла только на нужды Гулага. Допустим, что пропускная способность железных дорог измерялась исключительно объемами перевезенной колючей проволоки. Но по какой формуле высчитывается расход «колючки» на одного заключенного? Ведь это материал долговечный — один раз сделали ограждение, и лет 30 можно не беспокоиться, а за это время через лагерь пройдет не одно поколение зеков. Наверное, Солженицын, когда насчитал 20 миллионов невинно убиенных в сталинских лагерях, пользовался схожими методиками подсчёта — посчитал количество винтовок у вохры, а потом прикинул, сколько можно было убить из них заключенных, работая в три смены.

Спрашивается, как такому «интеллектуалу», как Пихоя, можно поручать фальсифицировать документы, неужели людей поумнее не нашлось? Для фальсификатора в наши дни ум — далеко не главное, потому что фальшивке уже не требуется придавать убедительный вид. Зачастую и подделывать ничего не надо, ибо масс-медиа убедят, что документ существует и он самый настоя-щий-пренастоящий. Для фальсификатора сейчас главное — быть подлецом и иметь госдолжность, чтобы авторитетно заверить виртуальный подлог, который все равно никто никогда не увидит. В этом смысле кандидатура Рудольфа Пихоя подходит идеально. Во-первых, он принадлежал к ельцинской шайке, и когда Ельцин добрался до вершин власти, тот притащил в Москву и Пихоя (его жена состояла в должности президентского спичрайтера). Рудольф Германович, кстати, и сегодня не стесняется именовать Ельцина великим человеком, сравнивая почему-то с Петром Великим. То, что Пихоя — эстонец по происхождению, наверное, не имеет значения, но то, что его отец был выслан при Сталине на Урал, видимо, подпитывало его ненависть к советскому строю.

Главный же мотив Пихоя, Козлова и прочих фальсификаторов, на мой взгляд, был сугубо меркантильным. Я не берусь утверждать, что конкретно за фабрикацию «секретных протоколов» каждый из них получил свои 30 сребреников. Надо смотреть на вопрос шире: при новой «демократической» власти всякий подлец получил для заглота свой кусок Родины — кому-то достались золотые прииски, кому-то заводы и нефтяные компании, а Пихое — архивы. А что, в эпоху рыночной экономики и архивы могут быть ходовым товаром. Сколько десятков тонн ценнейших архивных документов было вывезено из страны за рубеж, установить уже вряд ли возможно, но счет идет не на единицы хранения, а именно на тонны! В 1994 г. разразился скандал в связи с несанкционированным вывозом во Францию 20 тонн документов из архивов, захваченных в Германии в качестве трофеев. Осуществлял операцию глава Государственной архивной службы РФ Рудольф Пихоя. Взамен французы выделили 300 тысяч франков для «надлежащего содержания архивов», которые бесследно рассосались. Это лишь один эпизод многолетней деятельности Пихоя по разбазариванию культурных ценностей.

Двумя годами ранее он продал Гуверовскому институту (то есть правительству США) архивы КГБ (по 10 центов за лист копии) и отдал частной британской фирме «Chadwick-Healy» монопольные права продажи на мировом рынке копий 25 миллионов листов архивных документов. Видимо, чтобы избежать уголовной ответственности за продажу документов, содержащих гостайну, договор был составлен «исключительно в соответствии с законом штата Нью-Йорк». Вот такой интересный архивный «офшор» получился! Поражают и условия распределения доходов: собственник, то есть Российская Федерация получает 27% прибыли, а британский контрагент — 73%. Разумеется, без «отката» дело не обошлось. Правда, в 1996 г. вконец оборзевшего хапугу выпнули с должности (он перебрался на работу в яковлевский фонд «Демократия»), но освободившееся место занял подельник Пихоя по фальсификации «секретных протоколов» Владимир Козлов, и утечка архивов за рубеж успешно продолжилась.

Выходит, что абсолютно все лица, связанные с непосредственным обнаружением «секретных протоколов» Молотова — Риббентропа из «особой папки», замешаны в торговле советскими архивами — Буковский, Волкогонов, Пихоя, Козлов. Генерал-политработник Волкогонов умудрился умыкнуть даже документы, с которых до сих пор не снят гриф «Совершенно секретно». В общем, моральный облик этих типов соответствует тем требованиям, которые нынешняя власть предъявляет к своим слугам. А вот с их профессиональными способностями дело обстоит, мягко говоря, неважно.

Козлов, кстати, является автором книги о подлогах письменных источников по истории России XX века «Обманутая, но торжествующая Клио». Но одно дело — писать книжки по теории подлогов, и совсем другое — самому фальсифицировать документы. То, как Пихоя с Козловым сварганили в 1992 г. бумаги по катынскому делу, не выдерживает никакой критики. Работа была настолько халтурной, что даже проельцинский Конституционный суд, где слушалось дело КПСС, сч`л их сомнительными. Что характерно, туда были представлены лишь копии, а не оригиналы подделок (понятно, что у тех бумаг, что сварганили на прошлой неделе, вид будет слишком свежий для документов полувековой давности). Но огрехи были такие существенные, что их выдавали даже ксерокопии.

14 октября 1992 г. Пихоя по личному указанию президента Ельцина вылетел в Варшаву, где передал копии катынских бумаг лично президенту Валенсе. Где теперь те бумаги? По официальной версии они утеряны поляками. Оно и понятно — вреда от таких подделок, которые просто вопят о своей подложности, больше, чем пользы. У нас пихоевско-козловскую туфту по катынскому делу после конфуза в Конституционном суде немного подправили и опубликовали. И зря: писатель Юрий Мухин учинил такой разгром этим поделкам [См.: Антироссийская подлость http://lib.aldebaran.ru/author/muhin_yurii/muhin_yurii_antirossiiskaya_podlost], что теперь фальсификаторам приходится из кожи вон лезть, чтобы объяснить, почему в делопроизводстве 50-х годов используются бланки 30-х.

С найденными «оригиналами» «секретных протоколов» Мо-лотова — Риббентропа пихоевцы решили не создавать себе лишних проблем, и никому их не показывали. Ну, кое-что, конечно, гуляет по маргинальным интернет-страницам, но от этих поделок Федеральная архивная служба всегда может откреститься. Если же это кое-что рассмотреть повнимательнее, то легко убедиться, что перед нами коллаж, сделанный путем наложения снимков «секретных протоколов» из госдеповского сборника 1948 г. и автографов Молотова и Риббентропа, репродуцированных в журнале «Вопросы истории».

Как сообщают масс-медиа, в 1995 г. первые экземпляры секретных протоколов и карта к Договору о дружбе и границе с автографами Сталина и Риббентропа экспонировались на московской выставке «Документы великой войны». Про эту липовую карту речь ниже, а вот «первые экземпляры» на этой выставке не выставлялись. Хотя разговоров было много. Например, Владимир Козлов торжественно объявил:

«В период подготовки выставки к 50-летию Победы были рассекречены и впервые предстали перед посетителями такие документы: подлинный текст Пакта Молотова — Риббентропа, карта Европы с разграничительной линией… [http://www.nijournal.ru/archive/2005/n4_05/rus_mir405/kozl405/]

Минуточку! Как это возможно: некий «пакт», под которым понимаются, разумеется, «секретные протоколы», опубликованный в журнала «Вопросы истории» еще в 1993 г. рассекретили только два года спустя? Когда дело касается «секретных протоколов», происходят еще и не такие чудеса. Но Козлов в данном случае не совсем врет. Дело в том, что указанный выпуск журнала «Вопросы истории» был отпечатан... в том же 1995 г. По крайней мере, именно тогда он поступил в библиотеки. Я еще могу понять, когда задним числом рассекречивают вдруг найденные документы. Но издавать задним числом периодическое издание — это уже чересчур!

Я не зря пространно объяснял в начале этой главы, чем медиа отличается от СМИ. Задача медиа — создавать ложную картину действительности. Поэтому специально для опубликования виртуальных «секретных протоколов» задним числом издают «научный» журнал. В романе-антиутопии Джорджа Оруэлла «1984» специальное Министерство Правды занималось постоянным изменением прошлого путем переиздания старых газет с новым содержанием и заменой их во всех библиотеках. Яковлевцы такие технологии внедрить не сумели, зато они задним числом проводили виртуальные пресс-конференции. Вот как описывает историю с представлением «секретных протоколов» общественности сам Александр Яковлев:

«Я тогда работал в фонде у Горбачева, и однажды мне позвонил Ельцин: «Александр Николаевич, нашлись документы, приезжайте, забирайте». Попросил меня собрать пресс-конференцию. Я согласился. Но на пресс-конференцию собралось очень мало журналистов, причем в основном начинающие. И после нее почти ничего не напечатали. Меня это поразило: политический вопрос, который повернул историю нашей страны и Европы, нашей прессе оказался неинтересен [«Вечерняя Москва», №175 (23973) от 17 сентября 2004 г. http://www.vmdaily.ru/article,php?aidl=2910].

Об этой пресс-конференции Яковлев пишет и в своих мемуарах, цитированных выше, сетуя на то, что издания отреагировали на нее вяло. Не правда ли, любопытная ситуация? Пресс-конференция, на которой якобы представили сенсационные находки, вроде как была, потому что, начиная с 2001 г., на неё ссылаются «историки», но никаких следов в тогдашней прессе она не оставила. Почти.

Яковлев утверждает, что «почти ничего не напечатали», и это показалось мне очень подозрительным. Просмотрел в библиотеке подшивки старых газет, но никаких упоминаний об этой исторической пресс-конференции не нашел. А то, что нашел, настолько интересно, что… Давайте прочитаем заметку в газете «Коммер-сантЪ» № 23(176) от 31 октября 1992 г., но только очень-очень внимательно:

ПАКТМОЛОТОВА — РИББЕНТРОПА ИСКАЛИ НЕ ТАМ

В архиве ЦК КПСС обнаружены оригиналы девяти документов советско-германских соглашений 1939—1941 годов, определявших раздел сфер влияния в Европе. Как сообщили корреспонденту Ъ в Госкомархиве России, документы нашлись 28 октября в ходе подготовки к передаче части президентских бумаг в российские хранилища. Подлинность документов подтверждена экспертизой. Содержание советско-германских договоров было известно давно, но оригиналы хранили в глубоком секрете долгие десятилетия. Вчера документы из «Особой папки» ЦК КПСС переданы президенту России.

Принадлежавший Германии оригинал секретного протокола, подписанного 23 августа 1939 года и служившего приложением к советско-германскому пакту о ненападении, был уничтожен в конце Второй Мировой войны. Сохранившаяся копия-микрофильм долгие годы была единственным историческим источником, проливавшим свет на события, связанные с началом войны и судьбами многих европейских государств. В 1947 году копию опубликовал Госдепартамент США. Бывшее руководство ЦК КПСС неоднократно объявляло микрофильм фальшивкой. По результатам работы депутатской комиссии во главе с Александром Яковлевым ее аутентичность была признана постановлением II Съезда народных депутатов СССР 29 декабря 1989 года, где пакт Риббентропа — Молотова был осужден как сговор.

Однако наличие оригинала договора в советских архивах отрицалось. Теперь Яковлев принял участие в презентации документов.

Состоящий из четырех пунктов секретный протокол, подписанный министрами иностранных дел СССР и Германии, определял, что, во-первых, северные границы Литвы становились границей сфер влияния Германии и Советского Союза. Во-вторых, договаривающиеся стороны оставляли за собой полную свободу рук в отношении Польши. В-третьих, Бессарабия, принадлежавшая королевской Румынии, становилась советской «зоной интересов» Последствия этого соглашения известны: 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, а в июне 1940 года СССР оккупировал Литву. Окончательно запутанный бессарабский вопрос стал причиной сегодняшнего приднестровского конфликта.

До 1952 года документ хранился в секретариате наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова, затем был передан в архив политбюро ЦК КПСС. За последние 40 лет копии с протокола для работы снимались только трижды: для бывшего министра иностранных дел Андрея Громыко, позднее, для заместителя главы этого департамента Земскова и заведующего общим отделом ЦК КПСС, руководителя канцелярии генерального секретаря ЦК КПСС (Михаила Горбачева) Валерия Болдина.

Эксперты отмечают, что момент обнародования «пропавших» документов был выбран не случайно. Еще не забылись обвинения против Горбачева в умышленной задержке передачи Польше материалов по Катыни. Если теперь подтвердится, что он снова «все знал», это может стать еще одним козырем в руках игнорируемого им Конституционного суда. Но последовательность Москвы в раскрытии прошлого может обернуться и другой стороной в том случае, если соседи, обиженные в результате сделки Молотова — Риббентропа, потребуют от России последовательности и в пересмотре послевоенных границ.

Наталья Ь-Калашникова, Виктор Ь-Замятин [http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocslD=28494]

Ну что, кто заметил подозрительные места в этой короткой заметке? Если даже опустить грубые неточности вроде того, что архив, в котором найдены документы, назван неправильно (он именовался, как известно, Архивом президента Российской Федерации) и то, что нарком иностранных дел СССР называется отчего-то министром, у меня возникли следующие вопросы:

1. Какие это девять оригиналов «советско-германских соглашений 1939 — 1941 годов, определявших раздел сфер влияния в Европе» были найдены, и почему о них здесь нет даже намека? Упоминается лишь «секретный протокол» от 23 августа 1939 г. Всего известно четыре секретных протокола, один доверительный, одно разъяснение к «секретному протоколу» и карта (о ней речь ниже) — итого, самое большее, семь документов.

В дальнейшем, дабы как-то объяснить проскочившую в прессу нелепую цифру «9», в журнале «Новая и новейшая история» (№1, 1993 г.) была опубликована «Опись №1. Документы, относящиеся к советско-германским переговорам в период 1939 — 1941 гг.», где в разделе №1 «Подлинные тексты [да, именно так и написано — «подлинные тексты», а не оригиналы!!! — чувствуется убогий стиль Яковлева] советско-германских секретных соглашений, заключенных в период 1939—1941 гг.» помимо секретных документов совершенно от балды приписано следующее:

«…7) Заявление советского и германского правительство от 28 сентября 1939 года о взаимной консультации.

8) Обмен письмами между Молотовым и Риббентропом от 28 сентября 1939 года об экономических отношениях между СССР и Германией».

Кто-нибудь может объяснить, какое отношение открытое заявление имеет к секретным соглашениям и что это за документ, названный «обменом письмами». Обмен — это действие, процесс, но документ так называться не может.

2. Если документы нашлись 28 октября, а на следующий день якобы были представлены публике, то кто, когда и какую успел провести экспертизу, упоминаемую в газете?

3. Советское правительство никогда не объявляло микрофильмы фальшивкой, и вообще никогда не делало официальных заявлений по поводу «секретных протоколов».

4. Съезд народных депутатов СССР не признавал аутентичность копий протоколов, он лишь осудил их за «отход от ленинских принципов советской внешней политики».

5. Каким образом «секретный протокол» от 23 августа 1939 г. мог храниться в «секретариате наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова» до 1952 г., если министр иностранных дел (а не нарком!) Молотов был смещен со своего поста 4 марта 1949 г.?

6. Прочитайте ещё раз это предложение: «За последние 40 лет копии с протокола для работы снимались только трижды: для бывшего министра иностранных дел Андрея Громыко, позднее, для заместителя главы этого департамента Земскова и заведующего общим отделом ЦК КПСС, руководителя канцелярии генерального секретаря ЦК КПСС (Михаила Горбачева) Валерия Волдина». Какая работа могла вестись с документом, не имеющим никакой юридической силы? Но вопрос даже не в этом. Почему Болдин назван руководителем канцелярии генсека, хотя такой должности не существовало? Он в 1990 — 1991 гг. был руководителем Аппарата президента СССР Горбачева! Теперь самое интересное — Министерство иностранных дел СССР названо департаментом. Русский человек, тем более журналист, никогда не сделает такой ошибки. Но если текст писал американец, это легко объяснимо — в США министерство иностранных дел называется Государственный департамент.

Так что вся эта путаница с названиями учреждений и должностей может объясняться только одним: в основе заметки лежал текст, составленный на английском языке, либо написанный американцем. Поэтому и возник таинственный «департамент» и «канцелярия» генерального секретаря, а нарком Молотов назван министром, когда дело касается 1939 г., но наркомом применительно к 1952 г.

Спрашивается, почему Калашникова и Замятин (вообще странно, что над такой маленькой заметкой работают сразу два человека) допустили в тексте столько небрежностей, а главный редактор пропустил всю эту галиматью в номер без правки? Я сам в течение последних семи лет являюсь главным редактором газет (а до этого был ответсеком), и еще не было случая, чтобы написанную кем-то статью я не переделал процентов на 20 — 30, а иногда и больше. Есть лишь два обстоятельства, при которых главный редактор не считает нужным доводить текст до совершенства — когда публикуется проплаченная статья или когда печатается текст, спущенный сверху. Текст, уже утвержденный начальством не особо-то поредактируешь, а с рекламодателем спорить — себе дороже выйдет. В данном случае могу предположить, что команда опубликовать заметку поступила из инстанций, подконтрольных Александру Яковлеву.

7. Но самое главное — другое. Заметка вышла в субботу, 31 октября 1992 г., а яковлевская пресс-конференция якобы состоялась в четверг, 29 октября. Ежедневная газета никогда не ждет два дня, чтобы опубликовать отчет о событии — это аксиома! Появление заметки 31 октября должно иметь информационный повод в предшествующий выходу газеты день, и он обозначен здесь очень туманно: «Вчера (то есть 30 октября — А. К.) документы из «Особой папки» ЦК КПСС переданы президенту России». Не сказано ни кем переданы, ни для чего. Вообще-то по общепринятой версии, удостоверенной самими Ельциным и Яковлевым, президент сначала получил «секретные протоколы», а потом сообщил об этом Яковлеву и попросил его провести пресс-конференцию. Следовательно, Ельцин ознакомился с содержимым «особой папки» не позднее 28 октября, если на 29 число уже якобы была назначена встреча с прессой. Следовательно, либо эта фраза в заметке «Коммерсанта» является инсинуацией, либо никакой пресс-конференции 28 октября, якобы устроенной по указанию Ельцина не было.

Почему же в публикации нет даже намека на какую-либо пресс-конференцию, и появилась она в печати лишь 31 октября? Объяснение простое: 29 октября в программе «Время» по первому каналу телевидения диктор объявил о сенсационной находке оригинала «секретного протокола» от 23 августа 1939 г., и даже зачитал его текст [Как утверждает участник обсуждения статьи о советско-германском договоре 1939 г. на «Википедии» (см. http://ru.wikipedia.org) Alen Zarini, фальшивка «рассыпалась уже при чтении текста в программе «Время» от 29 октября 1992 г. Первые слова Протокола гласили: «По случаю подписания пакта о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик…».]. То есть первым источником информации для «Коммерсанта» стала не мифическая пресс-конференция, а сообщение в вечернем выпуске новостей. Поэтому только 30 октября редакция связалась с Госкомархивом, о чем упоминается в первом абзаце заметки, и уж там некий анонимный субъект якобы поведал о «презентации», в которой участвовал Яковлев. Не названо имя должностного лица, предоставившего информацию, не ясно, что же за презентация имела место быть, кем, где, когда и с какой целью она проводилась. Поскольку «презентация» переводится на русский язык, как «представление», а в заметке речь идет о представленных Ельцину документах, можно сделать вывод, что Яковлев презентовал президенту сенсационную находку. Наконец, не сказано и о том, кто и при каких обстоятельствах нашел «секретные протоколы».

С выставкой в Третьяковской галерее получилась похожая история. Вот что пишет Валентин Сидак:

«К чему, спрашивается, эта загадочная таинственность вокруг преданных огласке материалов, которых в «живом виде» никто, кроме архивистов и бывших работников Общего отдела ЦК КПСС, не видел? Или, к примеру, дают «задним числом» сенсационную новость: в Третьяковской галерее в 1995 г. впервые экспонировались «оригиналы» секретных протоколов из Президентского архива. Наводим справки об авторах сенсации — оказывается, третьеразрядный украинский политический сайт, а в российских официальных сообщениях о действительно развертывавшейся юбилейной выставке об «оригиналах» ни слова, лишь все та же пресловутая карта с подписями И. Риббентропа и И. В. Сталина. Другое «сенсационное» сообщение — в Музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе демонстрируют «оригинал» одного из секретных протоколов. Приглядываешься повнимательнее — все та же копия из немецких архивов..» [Сидак В. Оригиналы секретных протоколов — на стол!// «Обозреватель», №8, 2008 г.].

Михаил Горбачев, конечно, тот ещё брехун, но в вопросе о «секретных протоколах» он продолжает стоять на своём, упорно отрицая их подлинность. Вот что пишет украинский еженедельник «2000»:

«В 1999 г. на канале НТВ демонстрировался документальный фильм Светланы Сорокиной, посвященный 10-летию I съезда народных депутатов СССР. Значительная часть была посвящена и истории с «секретным протоколом». Спустя десять лет после работы комиссии Сорокина интервьюировала главных ее героев, в том числе Михаила Горбачева. Журналистка спрашивает у Горбачева: «Михаил Сергеевич, Вы были знакомы с документами пакта Молотова — Риббентропа до съезда?» Горбачев: «До сих пор я их не видел». И это в 1999 году! Сорокина: «А почему Яковлев и тот же Лукьянов говорят, что вы были знакомы, то ли в 85-м, то ли в 86-м даже стоит на документах ваша запись «ознакомлен»? « Горбачев: «Как я думаю, что на этот счет существовало две или три папки. Копии, кстати, лежали. Копии! Но подлинников не было. И самое интересное, что копия подписана Молотовым немецким шрифтом». Сорокина: «Подпись Молотова по-немецки?» Горбачев: «По-немецки. Странно для меня это было». Сорокина: «То есть копии вы видели?» Горбачев: «Копии да-а-а… Так копии были у всех. Где подлинники?.. Ну а копии что же, у нас подлинники изобретают, а уж копии… Мастера большие» [Лунько С. А был ли протокол? // http://www.2000.net.ua/issue/378/C8.pdf.].

Фото 13. Записка Р. Г. Пихоя к В. П. Козлову. 29 октября 1992 г. Странно, что проработавший не один год в архивах Пихоя не в состоянии отличить пломбу от печати. Судя по состоянию записки, трудно представить, что ей 16 лет. Скотч действительно выглядит старым, но за полтора десятилетия клеевой слой у него должен был полностью высохнуть, а пленка отпасть от бумаги. Скорее всего, состряпали этот экспонат уже в момент подготовки выставки. Лучше бы вместо пломбы показали хоть одну газету 1992 г. с отчётом о той эпохальной пресс-конференции.

28 мая 2008 г. в Выставочном зале федеральных архивов открылась историко-документальная выставка «Служим вечности», посвященная 90-летию государственной архивной службы России. На ней были представлен очень любопытный экспонат, означенный как «Записка Р. Г. Пихоя к В. П. Козлову. 29 октября 1992 г.». Смех, да и только: в советские времена «секретный протокол» был скрыт, как говорится, за семью печатями, а потом пришла «демократическая» власть, и упрятала сей артефакт еще дальше. В доказательство же своей демократичности она представила общественности ту самую печать (на деле это оказалась всё-таки пломба), за которой прятали изобличающий документ тоталитарные коммуняки. Нет чтоб хотя бы в честь 90-летия показать людям сенсационную находку из сейфа Горбачева! Вместо нее демонстрируют всякий хлам, не имеющий никакой исторической ценности. О принадлежности этой пломбы, которую можно подобрать на помойке, к «особой папке», в которой якобы хранились секретные документы, ничто не указывает, а верить на слово уже уличенному в махинациях Рудольфу Пихоя не приходится.

Но ведь не случайно она оказалась на юбилейной выставке, куда экспонаты отбирают со всей тщательностью? Разумеется. Надо же документально поддерживать вранье о «секретных протоколах», «оригинал» которых Пихоя якобы держал в руках. Не удивлюсь, если в дальнейшем будет выставлена на всеобщее обозрение коробка, в которой лежал «закрытый пакет» №34, в котором находился «оригинал» секретного протокола, сейф, в котором лежала эта коробка, или просто доска из пола, на которой стоял этот сейф. Но уж точно, никто не увидит вживую тот скандальный «оригинал», якобы найденный 27 октября 1992 г. Очень трудно увидеть то, чего не существует. По крайней мере, мои обращения в архив оказались безрезультатными.

МЕТОД

Что ж, давайте подведём некоторые итоги. Я не пытаюсь доказать то, что «секретные протоколы» Молотова — Риббентропа не существуют. Доказать отсутствие чего бы то ни было невозможно в принципе. Я не пытаюсь реабилитировать сталинскую внешнюю политику. Можно иметь различное мнение по этому поводу, но мне совершенно не интересны мнения. Я оцениваю результаты, и эти результаты превосходны: Советский Союз вернул статус великой морской державы (утраченный в результате поражения в Крымской войне и Цусимской катастрофы), вновь обретя выход в Балтийское море и Тихий океан. ВпервыеО) за всю историю России наша страна к середине XX столетия не имела на своих границах ни одного откровенно враждебного государства. Более того, впервые на востоке Европе мы получили пояс дружественных стран. Впервые ВСЕ исторические русские земли с присоединением Закарпатья были объединены в одном государстве. Единственная, пожалуй, крупная неудача Сталина — провал объединения Иранского Азербайджана с Азербайджанской ССР в 1945 г., но, как говорится, и на старуху бывает проруха.

Цель моего исследования — раскрыть механизмы деформации исторического сознания народа и показать результаты, к которым приводят подобные мутации. Почему я выбрал в качестве наглядного примера именно фальсификацию «секретных протоколов» Молотова — Риббентропа? Если честно, только потому, что близилась юбилейная дата — 70-летие со дня подписания советско-германского Договора о ненападении. Да, и ещё, конечно, прибалтийские шавки задолбали — недели не проходит, чтоб они не тявкнули по поводу советской оккупации или сговора Молотова с Риббентропом.

Итак, речь о фальсификации истории. Резюмируем коротко важнейшие аргументы, доказывающие фальсификацию «секретных протоколов» Молотова — Риббентропа с целью уничтожить Советский Союз.

Во-первых, оригиналы протоколов НИКТО и НИКОГДА не видел. Коль уж протоколы действительно были найдены Яковлевым и Волкогоновым в октябре 1992 г., и ныне хранятся в Архиве президента Российской Федерации, доказать их существование легко — просто предъявив эти артефакты общественности. Однако якобы найденные «секретные протоколы», которые не являются секретными по своему статусу, скрываются не только от научной общественности, но даже от должностных лиц, осуществляющих внешнюю политику страны. Несколько публикаций в СМИ о том, что, дескать, «секретные протоколы» экспонировались на каких-то выставках, на поверку оказывались банальными газетными утками.

Во-вторых… Впрочем, есть такой известный исторический анекдот. Наполеон грозно спрашивает своего генерала: «Почему вы сдали крепость?». Тот отвечает: «О, мой император, на то было сто причин. Во-первых, у нас не было снарядов. Во-вторых…». «Спасибо, первого достаточно» — прервал объяснения генерала Бонапарт.

Так вот, то, что Молотов и Риббентроп не подписывали известные нам «секретные протоколы» следует из того, что до сего дня никто не видел этих документов, а гуляющие по Интернету «фотокопии»фон Леша и «оригиналы» Яковлева — Пихоя неаутентичны между собой. Все прочие доводы будут совершенно излишни. Но все же давайте доставим еще одну порцию «удовольствия» фальсификаторам и перечислим их важнейшие аргументы в пользу существования «секретных протоколов

1. Аффидевит Гаусса. Явная фальшивка, о чем свидетельствует хотя бы один прокол с разделом Литвы. К тому же письменные показания физического лица, не подкрепленное документально, в принципе не могутт являться доказательством существования «секретных протоколов».

2. Микрофильмы из коробки фон Леша. Нет никаких данных, подтверждающих достоверность легенды Безыменского об их захвате западными союзниками в 1945 г. Шенберге. Реально их история прослеживается только с момента передачи Госдепартаментом США Политическому архиву ФРГ в 1958 г.

3. Показания Риббентропа на суде. Они во многом категорически разошлись даже с аффидевитом Гаусса, а количество внутренних противоречий и грубейших неточностей в них самих таково, что их однозначно следует считать лжесвидетельством. Собственно, именно так они и были восприняты в 1946 г. Ни Трибунал, ни аккредитованные в Нюрнберге журналисты не придали им значения.

4. Мемуары Риббентропа «Между Лондоном и Москвой». Верить в то, что они написаны лично Риббентропом, может лишь тот, кто их не читал. Поэтому даже апологеты «секретных протоколов» стараются обходить их своим вниманием.

5. Сборник документов «Нацистско-советские отношения. 1939 — 1941». При всем желании данный источник не может использоваться при написании историографических трудов, ибо происхождение опубликованных текстов издателем скрыто.

6. Карты Польши с росписями Сталина и Риббентропа. Все четыре известных мне варианта являются фальшивыми. Уже одно только количество этих изображений, участвующих в пропагандистском обороте, указывает на их подложность.

7. Доклад Яковлева. Он выражал лишь личное мнение докладчика. О содержании доклада не знали даже члены депутатской комиссии по политической и правовой оценке советско-германского Договора о ненападении от 23 августа 1939 г. В любом случае в нем не приводится ни одного аргумента в пользу существования «секретных протоколов», а лишь констатируется, что оригиналы оных нигде не обнаружены. Мнение же, тем более голословное, доказательством быть не может.

8. Выводы депутатской комиссии Яковлева, сделанные на основании собранных документов и проведенных экспертиз. Как мною установлено, упомянутая комиссия вообще не осуществляла никакой работы и была создана лишь с целью прикрытия мероприятий по фальсификации «доказательств» существования «секретных протоколов», которые были осуществлены членами Политбюро ЦК КПСС их сообщниками.

9. Акт Смирнова — Подцероба. Мною обнаружено более 20 признаков его фальсификации. Его местонахождение до сих пор не известно. Ни в одной научной работе нет ссылок на этот документ.

10. Свидетельство Павлова. Сфабриковано писателем Карповым в период между 1989 и 1991 г. Находится в неразрешимых противоречиях с аффидевитом Гаусса и свидетельствами Риббентропа. Введено в научный оборот Львом Безыменским с указанием ложных архивных реквизитов.

11. Заверенные «копии Панина». Совершенно мифический документ с фальшивыми архивными реквизитами. Сфабрикован исключительно для того, чтобы иметь повод для опубликования «секретных протоколов» Молотова — Риббентропа в сборнике «Документы внешней политики СССР».

12. Оригиналы «секретных протоколов» и карт из «Особой папки». Физически они не существуют. По указанным архивным реквизитам получить документы никому не удавалось. Введены в научный оборот фальшивки задним числом, путем выпуска в 1995 г. журналов «Вопросы истории» (№1, 1993 г.) и «Новая и новейшая история» (№1, 1993 г.).

13. Заверенные копии бесед Молотова с Шуленбургом и сопутствующие им документы (шифротелеграммы, проекты договоров). Несуществующие в природе либо видоизмененные оригинальные документы. Сфальсифицированы после 1989 г. с целью введения их в научный оборот через публикацию сборника «Документы внешней политики СССР».

В эту чертову дюжину «доказателсьтв» вошли лишь те, что участвуют в «научном обороте». Мемуары Хильгера в виду своей вопиющей лживости практически не упоминаются в этом ряду, так же как воспоминания Болена и Херварта. Газетные публикации и фантазии биллетристов, представленные сочинаниями Вол-когонова, Роговина, Безыменского, Вульфсона, Радзинского, Черчилля, Резуна, Пронина, Бережкова, Семиряги и прочих в принципе не могут быть подтверждены или опровергнуты, поскольку принадлежат к сфере пропаганды, где отсутствуют критерии истины. Несколько особняком стоит работа Ингеборг Фляйшхауэр «Пакт. Гитлер, Сталин и инициатива германской дипломатии», которая сделала попытку документального исследования проблемы. Но достигнутый ею результат совершенно неубедителен, ибо сама методология исследования, примененная автором, базировалась на постулировании, не анализе фактов и документов.

Честно говоря, тема фальсификации «секретных протоколов» Молотова — Риббентропа столь обширна, что охватить ее всю в данном исследовании просто невозможно. Я охотно передаю эстафетную палочку честным исследователям, журналистам и читателям. В конце книги приведены координаты, по которым любой желающий может связаться с автором. Присылайте свои наблюдения, замечания, возражения, свидетельства, обнаруженные документы (а их обнаруживается все больше и больше). Возможно, совместными усилиями мы соберем материалы для еще одной книги разоблачений. В этом же заключительном обзоре я постараюсь бегло затронуть несколько новых вопросов и ознакомить с некоторыми приемами анализа фальшивок (многие из них подробно рассмотрены выше в контексте повествования). Иметь представление о способах разоблачения брехни будет полезно любому человеку, которого не устраивает ситуация, когда современные медиа тоннами льют помои на историю нашей страны. Мне не хочется быть зомби со стерилизованным и атомизированным сознанием. Надеюсь, в этом стремлении я не одинок.

Даже если бы фальсификаторы изловчились и придали яковлевско-волкогоновским «оригиналам» протоколов такой внешний вид, что комар носа не подточит, их подложность выявляется текстологически — для объяснения совершенно безумного географического ляпа с «кусочком Литвы» («треугольником Сувал-ки») пришлось даже фабриковать отдельный «секретный протокол» от 10 января 1941 г., который, ничего не объяснив, лишь увеличил и без того критическую массу грубых проколов.

Поскольку «секретные протоколы» очень трудно вписать в контекст предвоенной советской внешней политики, фальсификаторы пошли по самому простому пути — попытались задним числом привязать их содержание к имевшим место событиям. Мало того, что они неоднократно грубо ошиблись, как например с разделом Литвы, но создалась очень странная ситуация: даже самый беглый анализ открытых источников позволяет выявить то, что «секретные протоколы»дублируются реальными и НЕсекретными соглашениями. Эта ситуация рассмотрена в главах «Граница» и «Бессарабия». В первом случае объясняется происхождение демаркационной линии по Висле, соглашение о которой достигнуто на военных переговорах в Москве 20-21 сентября 1939 г.; во втором рассматривается запись беседы Шуленбурга с Молотовым, в которой упоминается осеннее соглашение по бессарабскому вопросу, якобы решенному в августовском «секретном протоколе». Как невозможно безупречно вписать в историю дипломатии фальшивку, так же нереально и бесследно вырезать из нее имевшие место соглашения. Даже если историки спрячут осенние договоренности 1939 г. по бессарабскому вопросу, невозможно уничтожить массу других документов, где они упоминаются.

Гораздо сложнее вопрос о том, кто же запустил в оборот фальшивые протоколы. Я склонен считать, что это было сделано американскими спецслужбами, а не английскими, хотя в течение нескольких веков именно британцы были признанными мастерами дипломатических и политических провокаций. Во-первых, в 1946 г. Британская империя находилась в стадии развала, и у Лондона были куда более серьезные проблемы, чем поиск поводов для развязывания Третьей мировой войны между Западом и СССР. Во-вторых, вброс фальшивки был осуществлен крайне неумело, даже топорно, что профессионал вряд ли допустит. Наконец, содержание «секретных протоколов» было настолько насыщено грубыми ляпами, прежде всего географического характера, что у меня не осталось никаких оснований подозревать SIS. Британские спецоперации отличает несравненно более высокий уровень профессионализма и даже некоторая утонченность. Янки же традиционно небрежны в лингвистике и географии.

В-третьих, практически во всех пропагандистских и политических акциях, в которых фигурируют фальшивые протоколы, торчат американские уши: Альфред Зайдль признался, что получил скандальные фотокопии от американской разведки, впервые слив был осуществлен через американскую провинциальную газету, впервые официально опубликованы они в издании Госдепартамента США, микрофильмы фон Леша переданы ФРГ тем же госдепом. Черчилль, в чьи уста было вложено официальное объявление холодной войны, произнес свою знаменитую Фултонскую речь в США в присутствии американского президента, да и сам антикоммунист №1, чья мать являлась американкой, всегда считался в Великобритании лидером проамериканского лобби. Первое издание протоколов и сопутствующих им документов на русском языке осуществлено в 1983 г. так же в США. При этом совершенно очевидно, что перевод был осуществлен нерусским человеком, и не с немецкого, а именно с английского текста, хотя формально автором перевода считается беглый советский диссидент Фельштинский. Главная заслуга в признании «секретных протоколов» по копии, а также честь отыскания их «оригинала» принадлежит американскому агенту влияния Александру Яковлеву, который вполне обоснованно обвинялся в связях с ЦРУ, что в свое время послужило причиной его опалы на закате перестройки. Заслуга США в культивировании сепаратистских движений в СССР, прежде всего в Прибалтике, достаточно очевидна.

Стоит подробнее остановиться на методологии исследования фальшивок, потому как этим делом занимаются очень немногие, а те, кто должен делать это по долгу службы, прежде всего архивисты, историки и журналисты, часто занимаются всего прямо противоположным — фабрикуют, обосновывают и пропагандируют ложь. Даже если прямых улик фальсификатор не оставляет, совокупность косвенных улик порой достигает критической массы. Всякий фальшивый документ, как бы безупречно он ни был выполнен, имеет «маячки», сигнализирующие о подлоге.

Например, представьте себе, что историки предъявили найденный в каком-нибудь секретном архиве сенсационный документ — договор между Лениным и кайзером Вильгельмом II, где первый обязуется совершить революцию и заключись сепаратный мир с Германией, а второй обещает профинансировать указанные мероприятия. Все выполнено просто безупречно, но текст отпечатан на машинке Lexicon 80 фирмы Olivetti. В данном случае это прямое доказательство подлога, потому что Lexicon 80 была создана известным дизайнером Ниццоли только в 1948 г. Если же текст отпечатан на американской машинке Sholes & Glidden Type Writer выпуска 1874 г., то теоретически такое было возможно, но только теоретически, ибо первые модели печатных машинок, не имеющие переключения регистров, к XX веку давно вышли из употребления. И объяснить такой факт можно лишь тем, что фальсификаторы использовали для изготовления подделки первый попавшийся под руку старый аппарат, упуская из виду, что в 1917 г. он уже был музейным раритетом. Вопросов не возникнет лишь в случае, если пресловутый договор отпечатан на немецкой машинке Erika Naumann или современной ей модели.

Можно найти «маячки», сигнализирующие о подложности документа, даже не видя листа с машинописью. Например, в «записке Смирнова — Подцероба» странная запись: «Письмо тов. Ст. Гитлеру от 21.VIII. 1939 г. (подлинник). Что же здесь странного? Обозначение месяца латинскими цифрами нехарактерно для советского делопроизводства того времени, тем более, что в том же акте месяц всегда пишется по-русски. Нехарактерным употребление латиницы было потому, что пишущие машинки отличаются от современных компьютеров отсутствием возможности переключения языковой раскладки клавиатуры посредством нажатия клавиш Alt+Shift. Поэтому если в русский документ требовалось вписать что-то латиницей, то использовались две пишущие машинки — с русским и латинским шрифтом.

Да, существовали и многоклавиатурные пишущие машинки, фактически представляющие собой две или более печатающих машинок, поставленных рядом и соединенных так, что каретка способна переезжать с одной машинки на другую. Но из-за громоздкости они использовались крайне редко. Так с какой стати в выполненном машинописью «акте Смирнова — Подцероба» присутствует несколько латинских символов? Вероятно, набор этого текста осуществлялся впервые для публикации в газете «Известия» от 28 декабря 1989 г. с рукописи, а коль автор употребил латиницу, то и наборщик добросовестно воспроизвел ее, благо он пользовался фотонаборным аппаратом, позволяющим легко это сделать.

Другой вариант: редакция сдала в набор, как и полагается, машинописные тексты, но латинская цифра VIII была условно обозначена суррогатным образом — У111, либо просто вписана от руки, что практиковалось наиболее часто. Но зачем мидовским чиновникам нужно было создавать себе такие проблемы, когда они вполне могли просто написать по-русски слово «август»? Этот нюанс можно считать косвенным свидетельством подлога. Косвенные улики имеют значение лишь в том случае, если их достаточно много. Если современное право позволяет осудить человека за убийство на основании совокупности косвенных улик, то и мы можем признать исторический источник фальшивым, когда косвенные свидетельства подлога достигают определённого количества в том случаях, когда прямые и неоспоримые доказательства подлинности оного отсутствуют.

Лингвистические «маячки» (косвенные улики против фальсификаторов) достаточно явно проявляются, когда мы имеем дело с переводом с языка на язык — документ часто несет в себе особенности, характерные для языка оригинала. Например, в 1989 г. в пятом номере журнала «Новая и новейшая история» был опубликован такой документ:

Приложение

ТЕКСТ ПРОЕКТА СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКОГО ПАКТА, ПЕРЕДАННОГО В. М. МОЛОТОВЫМ ШУЛЕНБУРГУ 19 АВГУСТА 1939 г.

Проект

Правительство СССР и Правительство Германии Руководимые желанием укрепления дела миру между народами и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению:

Статья 1

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются взаимно воздерживаться от какого бы то ни было насилия и агрессивного действия друг против друга или нападения одна на другую, как отдельно, так и совместно с другими державами.

Статья 2

В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом насилия или нападения со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме подобных действий такой державы.

Статья 3

В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по тем или иным вопросам, обе Стороны обязуются разрешить эти споры и конфликты исключительно мирным путем в порядке взаимной консультации или путем создания в необходимых случаях соответствующих согласительных комиссий.

Статья 4

Настоящий договор заключается сроком на пять лет с тем, что поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.

Статья 5

Настоящий Договор подлежит ратифицированию в возможно короткий срок, после чего Договор вступает в силу.

ПОСТСКРИПТУМ

Настоящий пакт действителен лишь при одновременном подписании особого протокола по пунктам заинтересованности Договаривающихся Сторон в области внешней политики. Протокол составляет органическую часть пакта.

Для того, чтобы читатель не сомневался, что здесь приведен подлинный документ, текст снабжен солидной ссылкой: АВП СССР, ф. 0745, оп. 14, п. 32, д. 3, лл. 52 — 53. Но элементарный лингвистический анализ сразу выявляет подложность этого документа. Смысл фальсификации, как нетрудно догадаться в том, что здесь присутствует более чем странный «постскриптум», где упоминается некий особый протокол. Но вместо слов «составляет органическую часть пакта» по-русски правильно будет написать «неотъемлемую часть». Такая режущая глаз корявость может возникнуть разве что при художественном переводе с английского, где словосочетание integral part переводится в зависимости от контекста как «неотъемлемая часть» (юриспруденция, экономика) или как «составная, органическая часть» (медицина, биология). Переводчик просто не учел этот нюанс. Но самый большой изъян этой фальшивки в том, что предполагаемое соглашение именуется то «настоящий пакт», то «настоящий Договор».

Кстати, не лишне будет вспомнить, что Риббентроп в своих мемуарах утверждает, будто русские не пытались заранее составить проект договора о ненападении, и вдело пошел вариант, набросанный им совместно с Гауссом уже в самолете. Если Риббентроп говорит правду, значит, рассматриваемый проект договора — позднейшая фальсификация. Если рассматриваемый нами документ подлинный — значит, сфабрикованными являются мемуары Риббентропа. Но всего вероятнее третий вариант: и то и другое — фальшивка.

Не будем придираться к тому, что слово «договор» с заглавной буквы принято писать в английской грамматике, но не в русской (если это не имя собственное). Не станем долго задерживать наше внимание на том, что в официальном документообороте слово «постскриптум», тем более в текстах договоров(!) НИКОГДА не употребляется, и то, что здесь так названо, на самом деле является примечанием. Главное заключается в том, что советская дипломатия разделяла понятия «пакт» и «договор», и одно и то же соглашение никогда не называлось пактом и договором одновременно. Это подметил еще Юрий Калабухов в статье «Белые пятна» и мифы истории» (журнал «Молодая гвардия», №7, 1991г.):

«Была ли у Советского Союза практика заключения с другими государствами не договоров, а пактов? Да, была. 29 сентября 1939 годе одновременно с заключением с Германией договора о дружбе и границе СССР заключил с Эстонской Республикой ПАКТ о взаимопомощи. 5 октября 1939 годе СССР заключил с Латвийской Республикой ПАКТ о взаимопомощи. А вот 10 октября 1939 года СССР заключил с Литовской Республикой договор о взаимопомощи (с передачей Литве по этому договору города Вильно и Виленской области).

Если наша страна заключала с одними государствами договоры, а с другими ПАКТЫ, то в этом была какая-то тонкость. Какая? Если рассмотреть содержание ПАКТОВ, заключённых СССР с Эстонией (см. газету «Правде» от 29 сентября 1939 г., с. 1) и Латвией (см. газету «Правда» от б октября 1939 г., с. 1), то нетрудно увидеть, что по этим ПАКТАМ нашей стране предоставлялась возможность арендовать на длительный срок (10 лет) какие-то морские порты (в случае с Латвией) или какие-то острова (в случае с Эстонией) этих государств и создавать там советские военно-морские базы или другие объекты военно-стратегического назначения. То есть наша страна получала как бы дополнительные территории вне наших границ. Эти порты и острова с их акваториями создавали широкий простор для действия наших военно-морских сил. Таким образом, договоры между СССР и Латвией, СССР и Эстонией имели существенную значимость еще и для других стран, расположенных в непосредственной близости от зоны действия этих договоров. Они могли затрагивать их суверенные интересы. Кроме того, те малые страны (Латвия, Эстония), которые заключали с нами, великой державой, договоры, сами хотели, чтобы заключаемые договоры о взаимопомощи уже названием показывали бы всему миру свою значимость. В силу этих обстоятельств договоры между СССР и Латвией и Эстонией перерастали из просто договоров в ПАКТЫ. В случае же с Литвой СССР не получал возможности сооружать на литовской территории военно-морские базы и т. д., он лишь получал возможность с целью защиты Литвы от агрессии извне расквартировывать на ее территории строго ограниченные по виду, составу и количеству контингенты войск, которые должны были размещаться на согласованных с литовским правительством территориях. То есть в данном случае договор касался только Литвы и СССР, не затрагивал интересы сторонних государств и не мог называться ПАКТОМ».

Пактом советско-германский договор был назван 18 сентября 1939 года в германо-советском коммюнике о польских событиях, поскольку в результате разгрома Польши августовский договор приобретал большую значимость. Однако в дипломатической переписке он продолжал именоваться исключительно договором. В печати же термин «пакт» иногда фигурирует, но исключительно в редакционных комментариях. Например, в газете «Известия» за 24 августа 1939 г. в редакционном сообщении, предваряющем публикацию текста Договора о ненападении, используется слово «пакт», а в газете «Правда» в том же самом случае соглашение называется исключительно договором.

Поскольку замирению с Японией после серии локальных вооруженных столкновений Советский Союз придавал исключительно большое значение, то и соглашение, подписанное между двумя странами 13 апреля 1941 г. официально именовалось Пактом о нейтралитете. Кстати, с его расторжением возникли некоторые сложности, поскольку аннулирован он мог быть только по истечении пятилетнего срока, то есть в 1946 г., а до того времени отказ от взятых Советским Союзом обязательств означал одностороннюю денонсацию пакта [Молотов в этой связи был поставлен в сложное положение, поскольку тайные обязательства, данные западным союзникам, являлись нарушением советско-японского пакта. Впрочем, потеря лица советской дипломатии не грозила, так как со стороны Японии имели место многие нарушения данного соглашения, по крайней мере формальные. Советская же сторона в течение всей войны исключительно строго соблюдала нейтралитет. Например, американские самолеты, совершавшие вынужденные посадки на советском Дальнем Востоке, не возвращались США, а летчики интернировались. Японская нефтяная концессия на Северном Сахалине продолжала функционировать вплоть до 1945 г., несмотря на то, что полученное топливо использовалось японцами в войне с Америкой.].

«Пакт Молотова — Риббентропа» — есть сугубо журналистский штамп, сформированный западной прессой, и внедренный в наш обиход в период перестройки. Поэтому когда перестройщики принялись клепать фальшивки, долженствующие убедить общественность, что «секретный протокол» все же существовал, они принялись лепить подобного рода фитюльки, где непроизвольно вворачивали в официальную переписку слово «пакт». Так это слово стало ярким маячком, сигнализирующим о том, что перед нами сфабрикованный документ. А начало путанице со словами «пакт» и «договор» было положено в 1948 г. Госдепартаментом США, издавшим сборник «Нацистско-советские отношения. 1939 — 1941». Вот видите, как много лишь лингвистических «косяков» допустили фальсификаторы в таком маленьком тексте. Кто-то все еще верит, что данный «проект пакта» существует? Ну, тогда попробуйте получить его в архиве. Я бы тоже не отказался взглянуть на него.

Ещё более ярким «маячком» является использование в официальных внешнеполитических документах титулатуры. Если какой-то документ подписывает «фон Риббентроп» или «граф фон дер Шуленбург», то это очевиднейшая подделка. Это даже, наверное, можно считать прямым, а не косвенным доказательством подлога. Выше уже отмечались такие лингвистические «маячки», как именование Народного комиссариата внутренних дел анахронизмом «ОГПУ», замена в официальных документах названия СССР на «Советскую Россию» или обозначение советско-германских отношений, как «русско-германские» (почему же тогда не «русско-немецкие»?). Из той же серии прилагательное «имперский» применительно к Германии — имперский министр, имперские граждане, и т.д.

Почему до 1988 г. тема «секретных протоколов» широко не поднималась даже на Западе в период холодной войны? Потому что сильно педалировать этот вопрос было опасно: во-первых, еще был жив Молотов, во-вторых, в случае, если бы шумиха вокруг пресловутого сговора Молотова — Риббентропа действительно стала наносить урон СССР, разоблачить провокацию не составило бы труда. И, наконец, особой нужды в этом не было, пропаганде нужны мифы, а не факты.

Молотов скончался 8 ноября 1986 г., и уже через несколько месяцев — 23 августа 1987 г. (по другим данным 28 сентября того же года) на митинге протеста в Вильнюсе была предпринята первая попытка публично заявить в СССР о существовании «секретных протоколов». Попытка оказалась не очень удачной — малочисленная манифестация сепаратистов была быстро разогнана милицией. Не исключаю, что информация о вильнюсской акции 1987 г. запущена в оборот задним числом, никаких достоверных сведений о ней я не нашел, а зарубежные источники крайне противоречивы. Но достоверно известно то, что еще раньше, весной 1987 г. проблема «секретных протоколов» якобы впервые обсуждалась на Политбюро, а Горбачев даже знакомился с их «оригиналами» и советовал своему помощнику Болдину уничтожить их (со слов последнего). Сам экс-генсек категорически отрицает это.

В июне 1988 г. широкий резонанс получило очень умело организованное выступление Маврика Вульфсона на пленуме творческих союзов Латвийской ССР, после чего на головы прибалтийского обывателя обрушился девятый вал антисоветской пропаганды, которую осуществляли в первую очередь официальные партийные и государственные издания. В результате на митинге 23 августа в Вильнюсе против пакта Молотова — Риббентропа протестовали уже тысячи человек, а через год в тот же день в межреспубликанской акции протеста участвовали два миллиона человек, включая и русских. В 1989 г. работа по пропаганде пресловутого сговора между Сталиным и Гитлером приобретает невиданный размах, обработке подвергается уже население всего Советского Союза. Пресса и телевидение с мазохистским сладострастием стирают «черные пятна» истории.

Несмотря на гласность и «свободу слова», первая и единственная в советское время критическая публикация, где существование «секретных протоколов» подвергается сомнению, появляется лишь в июле 1991 г. в «Молодой гвардии». Академические издания вроде «Вестника МИД СССР», журналов «Международная жизнь», «Новая и новейшая история» все это время активно вводят в «научный оборот» фальшивки с молчаливого согласия, а скорее всего, при непосредственном участии министра иностранных дел Шеварднадзе, его заместителей и преемников (Бессмертных, Квицинский, Панкин). Завершается эта эпопея покаянным постановлением Съезда народных депутатов, принятым 24 декабря 1989 г. В 1990 г. начинается парад суверенитетов, и к весне 1991 г. Советский Союз де факто разваливается, что в декабре того же года закрепляется Беловежским соглашением [Существует мнение, что если бы путч ГКЧП 19 августа 1991 г. не сорвал намеченное на следующий день подписание Договора о Союзе суверенных государств, то Советский Союз можно было бы сохранить. Полная чушь! Сей договор согласились подписать лишь девять республик из 15, да и по сути своей предполагаемая федерация мало отличалась от нежизнеспособного СНГ, созданного 8 декабря 1991 г. В случае, если бы новый союзный договор был подписан, СССР официально прекращал свое существование 20 августа 1991 г. То есть путч фактически продлил политическую агонию Советского Союза на четыре месяца.].

Share |