Ложь, фальсификация и «Эхо Москвы»

2010-04-20 Сергей Черняховский

Радиостанция «Эхо Москвы» своеобразно соединяет в себе вполне профессиональную информационную структуру — и вполне откровенную склонность ко лжи, скандальности и малочистоплотным провокациям.

Некоторые из ее говорящих голов прямо и признаются в том, что их дело — это провокации, а сами они — «гномы-провокаторы».

16 октября 2009 года одна из них, постоянно скандалящий и провоцирующий скандалы Матвей Ганапольский бросил в эфир режущую фразу: «Сталин подписал указ, что можно расстреливать детей с 12-летнего возраста, как врагов народа. Кто из ублюдков смеет сказать хоть слово в его защиту».

В ответ внук Сталина Евгений Джугашвили подал через своего представителя иск в Пресненский районный суд Москвы о защите чести и достоинства И. В. Сталина с просьбой признать это высказывание вымышленным, не соответствующим действительности и порочащим честь и достоинство последнего.

Суд идет вяло, неторопливо и, собственно, ожидать от него честного решения не приходится — аналогичный процесс, шедший также по иску того же Евгения Джугашвили против «Новой газеты» по поводу заявления, что «Сталин лично подписал приказ об убийстве 20 тысяч польских офицеров в Катынском лесу в 1940 году». Ответчику не удалось доказать, что эта фраза соответствует действительности — однако суд издевательски объявил данное утверждение личным мнением автора, на которое тот «имеет право». То есть, российское правосудие возвестило, что любую ложь можно признать личным мнением того или иного человека, и он не несет за нее ответственности.

Не менее издевательски закончился процесс по иску Виктора Семенова и движения «Наши» к Подрабинеку по поводу его хамской статьи: «суд не постановил опровергнуть, то есть признал либо соответствующими действительности, либо не порочащими следующие фразы: о том, что «жалобы ветеранов — жлобство, низость и глупость», о том, что им «только кажется», что они «приватизировали патриотизм, любовь к России и заботу о ее будущем», о том, что им «только кажется», что отдых их «заслуженный и почетный», а также о том, что они, «верно», «и были вертухаями в тех лагерях и тюрьмах, комиссарами в заградотрядах, палачами на расстрельных полигонах» (http://www.ej.ru/?a=news&id=9467). Единственное, что было признано порочащим и несоответствующим действительности в статье «Как антисоветчик антисоветчикам» — это фраза, которая звучит следующим образом: «Ваша родина — не Россия. Ваша родина — Советский Союз. Вы — советские ветераны, и вашей страны, слава Богу, уже 18 лет как нет». За что Подрабинеку было предложено уплатить истцу 1000 рублей. Что это решение нелепое и издевательское по отношению к Семенову, признали даже сам Подрабинек и его защитники.

Такие у нас суды. И поскольку они такие — в общем-то, не нужно удивляться, когда в того или иного судью стреляют в его собственном подъезде.

Дело все же в другом. Получив вызов в суд, «Эхо Москвы» попыталось защитить свою позицию, запросило документы из Госархива и даже вывесило их на своем сайте под заголовком «Документы к процессу «Евгений Джугашвили против «Эха Москвы». Публикуются впервые.».

И гордо объявило, что теперь каждый может убедиться в справедливости слов, произнесенных Ганапольским.

Всего вывешено 5 (пять) документов. Это:

1. Проект постановления ЦИК и СНК Союза ССР «О борьбе с несовершеннолетними преступниками». (С дополнениями и пометками И. Сталина). СМОТРЕТЬ
2. Протокол заседания Политбюро ЦК ВКБ(б) от 26 апреля 1935 года. (В повестке дня — вопрос о постановлении по мерам борьбы с преступностью среди несовершеннолетних). СМОТРЕТЬ
3. Постановление ЦИК и СНК Союза ССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних». публикациями в «Известиях» и «Правде»). СМОТРЕТЬ

4. Проект разъяснения органам суда и прокуратуры. (С резолюцией И. Сталина). СМОТРЕТЬ
5. Разъяснение органам суда и прокуратуры. («Ввиду поступающих запросов, в связи с постановлением...»). СМОТРЕТЬ

Первое, что очевидно на основании как раз этих документов – это то, что Сталин никакого Указа на данную тему не подписывал. Во-первых, потому, что по вопросу «о расстреле 12-летних детей как врагов народа» — вообще никакого документа принято не было. Во-вторых, то, что вывешено на сайте «Эха» — хотя и не на эту тему — это Постановление ЦИК и СНК Союза ССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», подписанное М. Калининым как Председателем ЦИК, В. Молотовым как Председателем СНК и И. Акуловым как Секретарем ЦИК.

Причем редакция «Эха» помещает фотокопии публикаций данного постановления в газетах «Известия» и «Правда» — и, приводя эти публикации, называет их «впервые опубликованными документами» — это то, что еще тогда, в 1935 году было опубликовано миллионными тиражами! Вот что ни мелочь — то ложь. Не могут иначе сотрудники «Эха Москвы» — и не хотят, а соврут – просто по привычке и по внутренней склонности.

Сталин ничего подобного не подписывал, просто потому, что не имел на это формальных полномочий — в 1935 году он занимал должность Секретаря ЦК ВКП (б) и подписывать мог лишь партийные документы.

То есть просто по формальному факту — Сталин не подписывал ни Указа, разрешающего расстреливать детей с 12-летнего возраста, как врагов народа, ни того Постановления ЦИК и СНК на которое ссылается редакция «Эхо Москвы». И Ганапольский уже просто поэтому может считаться лжецом — и отвечать за свои слова как за заведомо ложные и вымышленные. Ганапольский, конечно, может заявить, что эти его слова честь и достоинство Сталина не порочат — тогда он должен признать, что, с одной стороны, по факту — солгал, но делал это исключительно из желания возвеличить Сталина, потому что по его, Ганапольского, мнению, подобное решение и подпись подобного документа лишь свидетельствуют о величии и благородстве его подписавшего. Но, так или иначе — по факту Ганапольский солгал. Он — лжец и должен признать себя таковым.

Только важнее другое. В приведенном Постановлении также не идет речи ни о каком «расстреле детей как «врагов народа». Вот его текст:

«В целях быстрейшей ликвидации преступности среди несовершеннолетних, ЦИК и Совнарком СССР постановляют:

1. Несовершеннолетних, начиная с 12-летнего возраста, уличенных в совершении краж, в причинении насилия, телесных повреждений, убийстве и попытках к убийству, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания.

2. Лиц, уличенных в подстрекательстве, или в привлечении несовершеннолетних к участию в различных преступлениях, а также — в понуждении несовершеннолетних к занятию спекуляцией, проституцией, нищенством и т. п. м карать тюремным заключением не ниже 5-ти лет».

Итак, никаких врагов народа. Никакой «антисоветской деятельности». Никакой политики.

Речь шла о том, что к ворам, грабителям и убийцам применяются все статьи Уголовного кодекса. Все.

Да, эти меры включали в себя и высшую меру. Тут можно долго спорить, можно ли расстреливать человека, если он совершил убийство, едва преодолев 12-летний рубеж жизни. Но можно, исходя из сегодняшних своеобразных представлений, спорить и о том, а допустима ли вообще смертная казнь — в частности, по отношению к убийцам.

Только если бы Ганапольский был честным человеком, пусть и несогласным с тем, что убийц нужно убивать, он должен был бы сказать: «Сталин санкционировал применение смертной казни к бандитам и убийцам, начиная с 12 лет». Только согласитесь, что тогда фраза имела бы совсем иное звучание. Скандала и оскорбления не получилось бы, но была бы правда — но правда провокаторам не нужна, им нужно было именно оскорбление, скандал и провокация.

И, однако — что, собственно, подписывал Сталин и подписывал ли он что либо, если не по тому ложному измышлению, о котором провозгласило наше «вечно лгущее «Эхо». Приведенные «Эхом» документы начинаются с Проекта постановления ЦИК и СНК Союза ССР «О борьбе с несовершеннолетними преступниками» — собственно проекта того Постановления, текст которого был приведен выше.

Этот Проект был внесен Вышинским на имя Предсовнаркома Молотова, и в нем говорилось: «В соответствии с Вашими указаниями (т. е. указаниями Молотова) представляю проект постановления ЦИК и СНК СССР о борьбе с несовершеннолетними преступниками.

В проекте постановления предусматривается применение мер не только медико-педагогических, как это установлено действующим законодательством, но и мер уголовного наказания. В проекте постановления подчеркивается, что выбор этих мер должен зависеть от усмотрения суда.

Что касается мер наказания по конкретным преступлениям, то таковые установлены соответствующими статьями уголовных кодексов Союзных республик, в зависимости от состава преступления».

Далее следует проект приведенного Постановления с пометками и правкой. По уверению «Эха Москвы», они сделаны Сталиным. Допустим.

Но что это за поправки?

В строчку «К несовершеннолетним, уличенным в свершении систематических краж, в причинении насилия, телесных повреждений и т. п. применять, по усмотрению суда, как меры медико-педагогического воздействия, так и меры уголовного наказания» — были внесены фразы «начиная с 12-летнего возраста», «в убийстве или попытке убийства», «привлекать к уголовному суду с применением всех мер… уголовного законодательства». Еще некоторые фразы были внесены — но вычеркнуты и неразборчивы.

В итоге параграф приобрел тот вид, который и вошел в Постановление. То есть, если первоначальный вариант предполагал, что уголовные меры могут быть применены по решению суда ко всем несовершеннолетним, без ограничения — Сталин (по версии «Эха» это был он) — внес ограничения «начиная с 12 лет», и если первоначально проект оставлял вне своего внимания убийц — Сталин адресно обозначил их. Если первоначально было не вполне ясно, какие именно «уголовные меры» могут быть применены к несовершеннолетним преступникам — то Сталин внес упоминание о соответствии их уголовному законодательству.

Строго говоря, если уж на то пошло, то Сталин внес в документ ограничения и увязал его с существующим уголовным законодательством, а также — расширил его действие на убийц.

Второй документ — «Протокол заседания Политбюро ЦК ВКБ(б) от 26 апреля 1935 года. (В повестке дня — вопрос о постановлении по мерам борьбы с преступностью среди несовершеннолетних)». Собственно, сам этот вопрос, судя по ссылкам, был рассмотрен 7 апреля 1935 года. Его протокол «Эхо» не приводит. К 26 апреля Постановление уже было принято и опубликовано, теперь речь шла о его разъяснении ввиду поступающих запросов.

В Решении Политбюро говорилось:

«1. К числу мер уголовного наказания, предусмотренных статьей 1 указанного Постановления, относится и высшая мера уголовного наказания (расстрел).

2.В соответствии с этим надлежит считать отпавшим указание в примечании… по которым расстрел к лицам, не достигшим 18 летнего возраста не применяется.

3.Ввиду того, что применение высшей меры наказания (расстрела) может иметь место лишь в исключительных случаях, и что применение этой меры наказания в отношении несовершеннолетних должно быть поставлено под особо тщательный контроль, предлагаем всем прокурорам и судебным работникам предварительно сообщать Прокурору Союза и Председателю Верхсуда Союза о всех случаях привлечения к уголовной ответственности несовершеннолетних правонарушителей, в отношении которых возможно применение высшей меры наказания.

4. При предании уголовному суду несовершеннолетних по статьям закона, предусматривающим применение высшей меры наказания (расстрела), дела о них рассматривать в краевых (областных судах) в общем порядке».

То есть Политбюро утвердило разъяснение, в котором значилось, что все меры уголовного наказания — это все меры уголовного наказания, включая расстрел. При этом обозначило, что он вообще должен применяться в исключительных случаях, а по отношению к несовершеннолетним, пусть даже и убийцам — только под особым контролем, для чего обо всех случаях возможного применения должны быть поставлены в известность Генпрокурор и Верховный суд, которые и должны контролировать эти особые случаи, а рассматривать такие дела можно лишь в общем (то есть, ни в коем случае, не в «упрощенном») порядке. Причем рассматривать подобные дела могли суды, только начиная с областных и выше — городские и районные таких полномочий не получали.

Этому дословно соответствует и четвертый документ «Проект разъяснения органам суда и прокуратуры» — завизированный Сталиным, Молотовым, Кагановичем, Калининым, Ворошиловым, Орджоникидзе и Чубарем.

А также и пятый — подписанный прокурором союза Вышинским и Председателем Верховного Суда Винокуровым.

Нигде нет никакого упоминания ни о «врагах народа», ни о какой политической составляющей.

Шел 35-й год. В стране была не преодолена беспризорность. В то же время несовершеннолетние были освобождены от уголовной ответственности – к ним применяли по сути лишь медицинские и педагогические меры. Это создавало, с одной стороны, ситуацию безнаказанности, с другой – большой соблазн для взрослых преступников использовать несовершеннолетних для совершения преступлений под заманчивым стимулом – тебе ничего не будет. Именно поэтому вторая статья Постановления была посвящена ответственности тех, кто вовлекает детей в преступления, а сам формально остается в стороне.

В этой ситуации было принято решение о распространении действия Уголовного Кодекса и на несовершеннолетних «уличных в краже, нанесении телесных повреждений, убийстве и попытке убийства». Строго говоря, и среди этих преступлений далеко не всегда была предусмотрена смертная казнь – она применялась действительно в исключительном случае – например, обычное убийство как таковое, ею не каралось. К ее действию в уголовной сфере относились лишь некоторые виды правонарушений, например: бандитизм, разбой, сопротивление власти, сопряженное с убийством представителя власти и т.п.

По инициативе Сталина в применение этого Постановления были внесены ограничения. В разъяснении, данном впоследствии с учетом рассмотрения вопроса на Политбюро, Генпрокуратурой и Верховным Судом было подчеркнуто, что данная мера применяется к несовершеннолетним лишь в особых случаях, под особым контролем и лишь судами, начиная с областного (и выше) и при особо тщательном рассмотрении вопроса.

Вот то, что следует из документов, вывешенных редакцией «Эхо Москвы) на своем сайте.

То есть полное опровержение утверждений Матвея Ганапольского.

Никаких подписанных Сталиным указов. Никаких вообще Указов на тему «О расстреле врагов народа с 12-летнего возраста». И Постановление ЦИК и Совнаркома, касающееся распространения мер уголовного кодекса на воров и убийц, начиная с 12 лет.

Строго говоря, если в чем-либо утверждение Ганапольского и можно признать отчасти соответствующим правде — это его второе предложение: «Кто из ублюдков смеет сказать хоть слово в его защиту!». Просто «ублюдки» в защиту Сталина и не высказываются. «Ублюдки» обычно высказываются о нем с ненавистью и злобой. А в защиту его высказываются совсем другие.

Однажды некое СМИ в заголовке к беседе с Матвеем Ганапольским назвало его «гномом-провокатором» — строго говоря, с его слов. Он тогда сказал примерно следующее: «Мы, как гномы, делаем свое дело — наше дело провокации».

Только гномы, они в соответствующих сказках обычно заняты другими, более полезными делами — они специалисты в механике и производстве – что-нибудь куют, мастерят.

А вот Ганопольский — и очень многие другие его коллеги на «Эхе Москвы» и не только — заняты тем, что мелко кусают — как клопы. Поэтому, пожалуй, точнее говорить о них не как о «гномах» — а как о «клопах-провокаторах».

Share |